Подписка на журнал

Светлана Суркис: «Я себя в политике не вижу. Ни на позиции, ни в оппозиции»


Валерий Бугай

Готовясь к разговору с известной бизнесвумен – дочерью президента Федерации футбола Украины, – обнаружил в Интернете немало информации. Правда, особым разнообразием она не отличалась: почти все издания считают своим долгом сообщить, что Светлана Суркис, являясь эксклюзивным дистрибьютором известного косметического бренда, сама косметикой пользоваться не любит, ну и еще поведать о том, как она что-то «презентовала» и «украшала присутствием».

При встрече оказалось, что Светлана – живой и открытый собеседник. Она просто и откровенно – без лишней таинственности, напыщенности и малейшего намека на гламурно-глянцевые понты великосветской леди – рассказала о жизни семьи Суркисов.

 

– Светлана, в одном из таблоидов я прочитал: «Первая супруга у Григория Михайловича – Татьяна Владимировна – появилась уже тогда, когда Света ходила в первый класс». Либо я чего-то не понимаю, либо кто-то сморозил глупость.

– Она не первая, а вторая супруга. И появилась она значительно позже, чем я пошла в первый класс. Уточнять дату не буду. Но несмотря на то, что у отца появилась вторая, а затем и третья супруга, мои отношения с ним – с первого дня моей жизни и по нынешний – очень доверительные и комфортные. После развода родителей я не почувствовала раскола в семье. У меня никогда не было недостатка в родительском внимании и домашнем уюте. Мы с отцом – близкие люди.

– Как зовут вашу маму?

– Полина Александровна. По профессии она музыкант, а «по жизни» – очень красивая и душевная женщина. Сегодня их отношения с отцом напоминают отношения брата и сестры. Маминых родителей уже нет в живых, и родители отца – мои бабушка с дедушкой – общаются с мамой как с дочерью.

У Григория Михайловича сейчас уже третья супруга – Екатерина. Так вот, первая жена (моя мама) и третья при встрече могут разговаривать часами. Они дружат, и отношения у них самые искренние.

– Любой ребенок остро переживает разрыв отношений между родителями…

surkis2– Конечно, и я переживала. Но их расставание как мужа и жены не стало разрывом двоих взрослых и во многом близких людей. Очевидно, это в определенной степени сняло остроту детской обиды. Наша семья всегда оставалась семьей: я общалась с папой, мамой, с бабушкой и дедушкой, со своим любимым дядей Игорем. За свои 36 лет не помню случая, чтобы мы с папой как минимум два раза в день не созвонились и не поговорили.

– Григорий Михайлович участвовал в вашем воспитании?

– Когда я училась в школе, он контролировал меня ежедневно. Настаивал, чтобы я занималась каким-то видом спорта. Не без его участия я поступила в педагогический университет. Да и вообще, без его участия не обходилось ни одно событие в моей жизни, в том числе моя первая и вторая свадьбы. А сейчас для моих детей он – великолепный дедушка.

– Мама вышла замуж во второй раз?

– Да, она вышла замуж за человека, который хотел жениться на ней еще до папы. Тогда у него это не получилось – папа оказался настойчивей. Его зовут Александр, сейчас он работает у моего отца. Уже это дает возможность судить о взаимоотношениях в нашей семье.

– Как Григорий Михайлович отнесся к распаду вашего первого брака?

– Естественно, он переживал. Но, как я уже говорила, у нас с отцом очень доверительные отношения: мне достаточно объяснить причины моих поступков – и он все понимает. А если еще и причина очевидна… Да, отец переживал, но вошел в мою ситуацию. С первым мужем мы остались в хороших отношениях – у нас есть сын…

Сегодня я живу в браке со вторым супругом – Станиславом – и очень счастлива. У нас родилось двое деток, а у мужа есть дочка от первого брака. Так что сейчас у нас на двоих четверо детей. Думаю, что родители, видя, как я живу, спокойны, потому что спокойна я.

– Позволяете первому супругу видеться с сыном?

– Конечно.

– Ваш первый и второй мужья знакомы?

– Да, и у них достаточно ровные отношения.

– Как думаете, Григорий Михайлович собирает информацию о вашем окружении?

– У него нет такой необходимости – ему достаточно моего мнения о человеке.

– Какие положительные и отрицательные черты характера вы унаследовали от отца?

– Об отрицательных качествах, думаю, лучше спросить у окружающих людей. А положительные черты, унаследованные от отца, – это настойчивость, целеустремленность и отзывчивость. Если человек нуждается в помощи, для меня нет границы между своим и чужим – я всегда помогу. Это я унаследовала от папы – он очень отзывчивый, я бы даже сказала, сентиментальный человек и никогда не пройдет мимо чужой беды, хотя принято считать, что эти качества в мужчине – редкость…

surkis3Вот с чем мне тяжело жить, так это с ответственностью, которую я взваливаю на себя. Женщине, наверное, пристало быть легкомысленней – в хорошем смысле. Но эта мужская хватка передалась мне от папы. Если я ставлю перед собой какую-то цель, то иду к ней и добиваюсь… Конечно, не в тех масштабах, в которых добивается отец. К примеру, Евро-2012. Он три года не просто ночевал, а жил в самолетах: встречался, обсуждал, договаривался, продвигал и таки получил результат, в который с самого начала безоговорочно верил, – возможно, лишь он один. И все эти три года мы жили с пониманием того, что его нельзя отвлекать и дергать. Наверное, мы не до конца понимали, что в итоге должно произойти, но мы знали, что должны терпеливо ждать… Поскольку отец – человек масштабный: у него есть грани, но нет границ в постановке цели и поиске путей ее достижения… Чему еще я научилась у отца, так это доверию к людям, с которыми работаю, – каждому человеку в коллективе. Да, контроль необходим, но он не настолько жесткий, чтобы кто-то мог усомниться в моем доверии.

– На сайтах, рассказывающих о светской жизни, мне доводилось читать, что якобы дочь Григория Суркиса негодует, ибо последняя супруга отца моложе ее…

– Я совершенно спокойна на этот счет, более того – очень рада тому, что она преподнесла отцу сюрприз, родив сына. Знаете, иногда мои дети спрашивают: «Мама, кого из нас ты больше любишь?». И я всегда отвечаю: «Всех одинаково». Поэтому, если сегодня папа моему младшему братику уделяет больше внимания, чем мне, я его прекрасно понимаю.

– Очевидно, ваш отец болезненно отреагировал на события осени – зимы 2004 года: он отстранился от политики и неохотно дает комментарии на эту тему.

surkis4– Я бы не стала говорить, что он болезненно отреагировал, по крайней мере, я не заметила этого. А отстранился он от политики – и этот факт очевиден, – потому что занимался Евро-2012. Сложно было отдавать время и тому, и другому: папа не умеет делать что-то наполовину. Я не заметила болезненности ни тогда, когда он баллотировался на пост мэра Киева: узнав о набранных процентах, он спокойно встал, надел пиджак и пошел в сауну; ни тогда, когда СДПУ(о) не прошла в парламент. Папа – человек, который умеет достойно принимать поражения. Я не думаю, что его жизненное кредо – политика. Никогда такого стремления за ним не замечала. Если бы это была его незабвенная мечта, то сегодня он был бы в политике – и далеко не на последних ролях.

– Хотите сказать, что если внеочередные выборы состоятся и партия Медведчука будет идти либо в блоке, либо самостоятельно, то Григорий Михайлович принимать участия в них не будет?

– Я не могу говорить от имени отца, но думаю, нет. Не уверена, что и Медведчук будет идти. Вы располагаете другой информацией? Отец ведь занимался Евро-2012 не потому, что ему нужны были лавры, – он и так не последний человек в Украине. Он это делал, потому что любит футбол. И потому, что мечтает о том, чтобы страна, в которой он родился, где живут его родители, его семья и близкие, получила право провести самый престижный европейский турнир. Его отношение к политике и футболу нельзя помещать в одну плоскость – это разные отношения… Отец сделал для украинского футбола больше, чем кто-то вообще мог представить. И в то же время ни папа, ни его команда – вице-президенты федерации, другие специалисты – все эти люди никогда и нигде не заявляли о неоценимости их заслуг.

– Григорий Михайлович умеет подбирать людей в команду. Он, очевидно, хороший психолог?

surkis5– Думаю, да. Во всяком случае, я это чувствовала с детства. Обманывать его я бы не стала.

– А были попытки?

– Я могу определить его двумя словами: «папа» и «друг». Если Григорию Михайловичу объяснить – он все поймет. Он с детства дал мне понять, что обманывать не нужно… Мой старший сын – ему уже 15 лет – меня тоже не обманывает, потому что я пытаюсь его понять, веду с ним диалог. И мои родители так поступали: мне не нужно было их обманывать – я была у них как на ладони, делилась всем самым сокровенным.

– Ваша нелюбовь к косметике и к макияжу – это с детства? Кто-то запрещал краситься?

– Никто не запрещал – просто не люблю. А зачем? Вы считаете, что нужно?

– Есть какие-то яркие воспоминания из детства?

– Все, что связано с отцом. Куда бы мы ни поехали, будь то Сочи, Ялта, другие города, – для меня все было ярко… Он работал, но всегда старался к обеду приехать, отвезти меня на спортивные или другие занятия. Я играла в большой теннис и училась в музыкальной школе. Увлечение музыкой – это от мамы, которая сама прекрасная пианистка. А теннис мне просто нравился.

– Отец контролировал ваши первые шаги в бизнесе?

– Нет. Поначалу он говорил, что мне это вовсе не нужно, но когда я настояла и предметно объяснила, чем и почему я буду заниматься, понял и больше не возражал. Папа осведомлен о моих делах, но глубоко в них не погружался и не погружается.

– Простите, но если вы скажете, что Григорий Михайлович вам ничем не помог в становлении и развитии бизнеса, я вам не поверю.

– Безусловно, он помог мне со стартовым капиталом и в других материальных вопросах, но развивалась я совершенно самостоятельно.

– Каждый человек, хочет он того или нет, является некой матрицей родителей и часто делает в жизни шаги, похожие на шаги отцов. Не собираетесь ли вы что-либо предпринимать на политическом поприще?

surkis6– У меня есть семья, есть прекрасные дети, которых я очень люблю… Если я буду заниматься политикой, мне нужно будет засыпать и просыпаться с этим. Я,  так же, как и отец, не умею делать что-то наполовину. Это, во-первых. Во-вторых, я себя в политике не вижу – ни на позиции, ни в оппозиции… Почему отец пошел в политику? Очевидно, у него были тогда какие-то взгляды и намерения. Мне же достаточно того круга обязанностей, который у меня есть. Вот, скажем, один мой друг – режиссер – предлагает мне вести программу на телевидении. Сегодня я говорю ему «нет». Чтобы работать в телеэфире качественно, нужно уделять этому много времени.

А политика мне интересна только как один из разделов новостей. Я нашу политику просто не понимаю.

– У вашего отца есть любимые авторы, книги?

– Я не знаю людей, которые читали бы больше, чем папа: это и специальная литература, и художественная, и публицистика. А на отдыхе он любит читать детективы.

– Чтобы вы хотели пожелать украинцам на Рождество?

– Я хочу, чтобы все люди моей страны были счастливы. А наша нация будет счастлива тогда, когда каждый политик поймет свою степень ответственности по отношению к каждому человеку, живущему в этой стране.

Фото из личного архива Светланы Суркис

№1 (65) 2009

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram

  • Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *