Подписка на журнал
B70O5863

Роман с небом


Текст: Ирина Лерман Фото: Виталий Головин 

B70O5863

Как всякая девушка, путешествующая по миру, я влюблена в самолеты. Мечтой моей было пообщаться с кем-то, кто знает об авиации все. Когда у меня появилась возможность встречи с Ароном Майбергом, я сразу поняла, что это оно самое. Хотелось поговорить с ним о небе, о земле, о жизни вообще. Вот так и случилось это интервью…

– Полгода назад вы завели страничку на Facebook. Сейчас вы молодой, но активный юзер. Почему пошли в соцсети?

– Мне импонирует сама суть виртуального общения с большим количеством людей. Как человек прагматичный, я оценил возможность за короткое время донести свою мысль большому количеству пользователей, фактически не потратив на это ресурс. Раньше утром я обычно просматривал новостные сайты, а сегодня смотрю Facebook. Для меня это недорогая трибуна и способ охвата большой аудитории.

– А что вы рассказываете с этой трибуны?

– Вначале я писал как человек, имеющий отношение к МАУ, и продолжаю делать это по сей день – пытаюсь отразить концепцию развития авиационной отрасли в Украине. Иногда смотрю глазами МАУ, иногда как эксперт. Потихоньку у меня начали меняться вкусы и потребности, и я стал писать о собственных ощущениях, периодически пишу о личной жизни.

– Фоточки постите?

– (Улыбается.) Да, конечно: семейные, личные, скажем так, свое мировосприятие вне авиационного бизнеса.

– Вы пишете посты о МАУ и какие-то личные истории. Что набирает больше лайков?

– Семейные набирают больше, профессиональные меньше.

– Обычные фото Майберга-человека набирают больше аудитории, чем Майберга-профессионала. Может, дело не только в том, что в авиации почти никто не разбирается, а в том, что вы как человек интересны аудитории? Вас же мало кто знает, личность вы непубличная.

– Я не стремлюсь быть публичным. Авиационный бизнес и публичность не совсем одно и то же. С другой стороны, достаточно широкая бизнес-аудитория обо мне наслышана, я это вижу. Может быть, примелькался в инете, особенно по плохим статьям, которых обо мне было достаточно, – негатив же как раз и добавляет узнаваемости.

– Ваша узнаваемость в бизнес-среде у меня сомнений не вызывает. Но есть такая штука, как личность человека, создавшего успешный бизнес. Она отражает суть этого бизнеса и бренда. Как, например, Стив Джобс – сила его личности только добавила ценности бренду Apple.

– Я, конечно, не очень скромен, но соизмерять свои достижения со Стивом Джобсом не буду. Это можно делать, либо когда температура зашкаливает, либо когда количество принятых вкусных напитков превышает норму. Я ведь не совершал революции в новых технологиях или авиационном коммерческом бизнесе. Все, что я сделал, это попытался систематизировать известные вещи и превратить их в бизнес-инструменты.

Несколько лет назад я начал писать книгу. На какое-то время отодвинул ее на задворки, потом опять стал писать. Публиковал на FB посты из серии «Они сражались за украинскую авиацию». Думаю, если у меня хватит терпения и времени ее написать, тогда я приобрету определенную публичность. Но пишу я не ради славы. Полагаю, моя жизнь, особенно – на на протяжении последних 20–30 лет, может быть интересна людям. Я ведь не просто делал бизнес-карьеру, я делал ее в стране, которая строила себя. Параллельно со мной формировались многие украинские лидеры, с большинством из которых я знаком лично. Плюс мои эмоции – все это, мне кажется, может быть интересно публике. А вот хватит ли у меня трудолюбия и желания довести книгу до конца – пока трудно сказать.

– Ага, значит, ваша книга о том, как вы, мужчина с нормальной температурой тела, продаете воздух?

– Продаю ли я воздух, или монетизирую его – вопрос. Скорее так – как сделать деньги в воздухе.

– Как вам пришла идея продавать воздух и отрастить ему крылья?

– После того как я выехал в Израиль и занялся там турбизнесом. Одним из моих проектов была организация выезда на ПМЖ в Израиль. В то время прямых рейсов из СССР туда не было. Поездки осуществлялись через три точки: Бухарест, Будапешт, Варшава. Я начал думать об организации прямых рейсов. А пока я думал, эту идею реализовали в Москве.

Потом я задумался об Украине, но и это сделали без меня. Тогда я решил: раз есть пассажиропоток, почему бы не сделать коммерческие рейсы. Пришел к Леониду Васильевичу Погребняку (в свое время – гендиректор Украинского объединения гражданской авиации. – «ПЛ».) и предложил ему эту идею.

Первый рейс Киев – Тель-Авив был 24 августа 1992 года на самолете «Авиалиний Украины» Ту-154. Через какое-то время израильские авиалинии тоже стали летать, но на «Боингах». И эффективность рейса для нас обрушилась. Тогда у меня возникла идея создать в Украине авиакомпанию, использующую самолеты западного производства. И появился проект «Аеросвіт». Такая вот история.

– Сегодня вы мужчина, у которого 64 крыла. В авиапарке МАУ ведь 32 самолета.

– Вы берете мгновение. Я могу сказать лишь одно: сколько бы крыльев ни было, их число всегда будет четным. Вот это мы точно знаем!

– А мужчине вообще нужны крылья?

– Думаю, нет, мы же не ангелы. Настоящий мужчина, на мой взгляд, должен быть приземленным, ему не нужно парить в облаках. Это больше функция одаренных людей. Если ты обыкновенный человек, ходи по земле, благодари небеса за такую возможность, старайся делать это как можно лучше – и все будет хорошо. А фантазиям нужно уделять минуты релакса.

– Значит, ваш роман с небом очень приземленный, как я понимаю. А вы сами какой авиакомпанией летаете?

– Если у меня есть возможность лететь МАУ – лечу МАУ. Во-первых, я МАУ люблю. Считаю, это мне подарок судьбы на старость лет. Люблю сервис МАУ и не кокетничаю в этом. Чувствую себя уверенно и комфортно. Ну и, конечно, материальная составляющая имеет значение.

– МАУ – не изобретенный велосипед, были ли авиалинии, послужившие основой и бенчмарком?

– Не было. За основу брали не авиалинии, а бизнес-кейс. Мы сделали то, чего до нас, по-моему, никто не делал: соединили низкотарифную  и сетевую модели. Это считалось не очень возможным, но мы смогли и, считаю, достаточно успешно.

– Вы стюардесс красивых на работу набираете?

– А я их не набираю.

– Но люди говорят, что вы их набираете и отсматриваете лично! На вашем месте я делала бы кастинг!

– Хорошая идея, кстати! Я считаю, это недоработки менеджмента, который не приглашает меня на кастинги.

– Среди стюардесс кого больше – блондинок или брюнеток? Вы кого предпочитаете?

– Для меня цвет волос и цвет кожи не имеет значения. У меня есть свое восприятие красивой женщины, в соответствии с ним я ее и оцениваю. Но говорить, какое именно восприятие, не буду, это непубличная информация. Пусть это останется загадкой.

– Ваша семья всегда с вами?

– В душе всегда со мной. Я очень люблю свою семью, для них это не секрет. Но, к сожалению, физически мы редко вместе, разбросаны географически. Мы с женой в Украине, я часто разъезжаю. Дети живут в других странах. В основном мы вместе на праздники…

– Сколько детей у вас?

– Трое – девочка, девочка и мальчик.

– Вот это да! Обидно, конечно, что вы не рассказываете о женской красоте, потому что тогда мы знали бы, что надо делать, чтобы было трое таких вот детей! А дети самостоятельные, благодарные?

– Знаете, трудно оценить. Для тебя твой ребенок – всегда ребенок. Я считаю, у меня очень хорошие дети, нам с женой с ними повезло. Насчет благодарности… Все дети как дети, они смотрят на этот мир так, как хотят. Я думаю, от детей не нужно ожидать чего-то сверхъестественного…

– Не страшно было отпускать их?

– Мне нет, а вот жене – да. Но тем не менее отпустили. В каждом минусе есть плюс, в каждом плюсе есть минус. Мои дети самостоятельны, они могут жить независимо от родителей. С материальной точки зрения, будем надеяться, они тоже все смогут. Как и все родители, я переживаю за них, думаю, что-то они могли бы сделать лучше, ворчу. Хотел бы я других детей? Нет, я счастлив, что у меня эти.

– А животные в доме есть?

– Целых пять. Померанский шпиц – мы постоянно с ним выясняем, кто в доме хозяин. Алабай под сто килограммов, которого я считаю самым приличным, потому что он живет на улице. Есть еще чихуахуа, йоркширский терьер и пекинес.

– Чем занимаетесь в свободное время? Например, вы летите в самолете – что делаете?

– Первым делом стараюсь уснуть. Если не выходит – читаю. Если нечего читать и не могу уснуть – работаю, но это последний приоритет для меня во время полета. Недавно, кстати, читал книгу Стига Ларссона «Девушка с татуировкой дракона» из его культовой трилогии «Миллениум».

– Что такое молодость – возраст? Вы верите, что всегда можно оставаться молодым?

– Молодость – это состояние души и тела тоже. И сто процентов можно и нужно уметь жить всегда.

– А что вам кайф в жизни приносит?

– Я считаю, жизнь сама по себе – уже кайф. Жизнь – прекрасная вещь, и мне в ней нравится все. Начиная от того, что я вижу за окном, и заканчивая всеми ее перипетиями. Всевышний так устроил этот мир, что мы можем наслаждаться каждым его проявлением. Такими, какими мы есть, нам дается прожить всего одну жизнь. Поэтому от чего-то не кайфовать – самого себя обкрадывать. Нужно уметь получать удовольствие и от того, что нам приятно, и от того, что нам кажется неприятным. Ведь неприятное может иметь самое прекрасное развитие, а приятное – самые гибельные последствия. Мне кажется, я умею с этим совладать, и потому я получаю положительные эмоции и от хорошего, и от плохого. Жизнь прекрасна, вне всякого сомнения.

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *