Підписка на журнал
Ivan Putrov's 
Men in Motion 
at Sadler's Wells, London, Great Britain 
press photocall / rehearsal

26th & 27th January 2012

Ithaca
Elena Glurdjidze
Aaron Sillis
Ivan Putrov  

Narcisse
performed by Sergei Polunin 

Dance of the Blessed Spirit
performed by Ivan Putrov

Afterlight
performed by Daniel Proietto


Photograph by Elliott Franks

Иван Путров: идущий своей дорогой


С артистом балета Иваном Путровым «ПЛ» встречался десять лет назад в Лондоне, где он уже имел артистический статус Principal Dancer Covent Garden – премьер Королевского балета. Он вспоминал родной Киев, родителей – артистов балета, хореографическое училище, в последнем классе которого завоевал Гран-при балетного конкурса в Лозанне. После этого его пригласили стажироваться, а потом и танцевать в Covent Garden. Он легко вошел в лондонскую и мировую артистическую элиту, общаясь и с Элтоном Джоном, Мадонной, Бэкхемами, Кейт Мосс, Барышниковым, известнейшими фотографами, режиссерами и даже с представителями королевской семьи, включая королеву-мать. Но уже тогда чувствовалось, что рамки одного театра его не устраивают. Он снимался в фотосессиях, фильмах. Потом с популярным британским дуэтом Pet Shop Boys затеял самостоятельный проект по Г.-Х. Андерсену «Самая потрясающая вещь» и гастролировал с ним по миру. После нашей публикации пришла новость, что Иван ушел из Covent Garden в свободное творческое плавание. Периодически он приезжал со своими проектами и в Киев. Спустя время мы снова общаемся…

RD0A40331

Иван, как вы адаптировались в таком сложном самостоятельном пути?
– Вообще-то, любые изменения даются непросто. И даже потом все равно возникают какие-то волнения, сомнения: «А нужно ли было? Не ошибся ли ты?» Когда сейчас отвечаю на эти вопросы, мне спокойно на душе – есть понимание, куда и зачем я шел. Как решился? На самом деле это готовилось пять лет. Ровно столько длился балетный проект «Самая потрясающая вещь» с Нилом Теннантом и Крисом Лоу из Pet Shop Boys. Специально для меня написали партитуру трехактного балета. Часто такое бывает? И я стал примеряться на выход «из двери» Королевского балета в свой следующий «дом». Принципиально стал вопрос: или оставаться в театре, где я уже перетанцевал весь репертуар, или шагнуть во что-то новое, давно желаемое. Конечно, это сложно. Надо отказаться от многого, к чему привык. Одно дело – ты танцуешь 30–40 спектаклей в сезон в комфортном театре на всем готовом. И совсем другое – восемь спектаклей в неделю в многогодичном турне на разных сценах.

– В мировом балетном театре мало примеров, когда танцовщик становится удачливым продюсером.
– Мне кажется, я в своей жизни столько раз перерождался, умирал и заново рождался! Потому что нужно развиваться. Танцовщики балета полностью отдают себя работе, живут только ею. Часто все заканчивается или какими-то травмами, или ранним выходом на пенсию. И они вдруг остаются ни с чем, главное – без работы. Это катастрофа. Появляется десять часов свободного времени, которое раньше заполнялось танцем, репетициями, выступлениями. Лишь немногие идут преподавать, еще меньше – руководить. А все остальные? Я для себя понимал, что хочу остаться в мире танца. И «Самая потрясающая вещь» была моей первой, может, еще не осмысленной попыткой продюсирования. Почти интуитивно нашел, в каком театре это сделать, как сделать, где найти финансовую поддержку, как распределить роли. Но, к сожалению, не оставил все под своим контролем. Просто не было опыта. А это важно.
С тех пор родилось еще несколько проектов – и появился опыт. Мне нравится свою идею держать в одной руке, а другой рукой ее воплощать. Хотя, конечно, постоянно возникают какие-то нестандартные ситуации, проблемы, много человеческого фактора. Но я с удовольствием все это решаю.

Ivan Putrov's Men in Motion at Sadler's Wells, London, Great Britain press photocall / rehearsal 26th & 27th January 2012 Ithaca Elena Glurdjidze Aaron Sillis Ivan Putrov Narcisse performed by Sergei Polunin Dance of the Blessed Spirit performed by Ivan Putrov Afterlight performed by Daniel Proietto Photograph by Elliott Franks

– Свои новые проекты вы обязательно привозите в Киев. Вот сейчас на сцене Национальной оперы вы показываете уже третий проект из цикла Men in motion со звездами мирового балета.

– Этому проекту уже шесть лет. Его основная идея – показать развитие мужского танца в мировом балете. И меня радует, что проект продолжает и дальше жить.

– А не надоел?
– Нет. Постоянно находишь что-то новое. Многие и хореографы, и танцовщики желают принять участие. Их привлекает возможность станцевать то, чего у них нет в репертуаре, либо получить возможность создать нечто новое. Да и для дизайнеров и композиторов он интересен. В ноябре 2017-го в Лондоне я работал с лучшим в мире шляпочником – Филиппом Джейси. Я предложил ему создать костюм для номера Clair de lune на музыку Дебюсси. Для него это был дебют, и он очень переживал! А справился потрясающе. Он был счастлив. И я был счастлив, что подарил ему возможность это сделать. А ведь Филипп – великий человек. За его гениальными работами стоит очередь из известнейших людей. Две его близкие подруги – американская певица Грейс Джонс и британская певица и композитор, командор ордена Британской империи Кейт Буш – были на этом спектакле и хвалили его работу.

– Много ли у вас замыслов и идей? И, кстати, какие темы сегодня интересны балету?
– Много, но пока не могу рассказывать. Вот уже состоялся совместный проект танца с одной благотворительной организацией по защите прав человека. «Кусочек неба» – одноактный балет, поставленный известным французским хореографом Людовиком Ондивьелой. Основан на реальной истории реального человека в Америке 1960-х. Один из членов «Черных пантер», протестного движения против расовой дискриминации, попал за это в тюрьму. Там убили охранника, и в этом обвинили его. И хотя он был невиновен, просидел в одиночной камере размером три на девять метров 42 года. Впоследствии этого человека оправдали и выпустили. Кстати, когда мы начали этот проект, он еще был в тюрьме, а когда заканчивали – его уже выпускали. Спектакль получился очень трогательным, образным и небанальным. Плакали и зрители, и исполнители. Кстати, очень хочу привезти этот балет в Киев.

– А у «свободного художника» Ивана Путрова сегодня есть репетиционная база и репетиторы?
– Мне очень везет в жизни. Если раньше у меня в Лондоне была одна репетиционная база, то сейчас три. Всегда могу прийти на уроки и репетиции в свой Королевский балет, меня там рады видеть. Вторая база – английский Национальный балет. Там уже второй год дает уроки бывший танцовщик Большого театра – знаменитый Ирэк Мухамедов. Он потрясающий и как танцовщик, и как человек. Я его пригласил танцевать в последний Men in motion. И третья моя база – лондонский театр современного балета Sadler’s Wells. И практически в любом городе мира я могу прийти в театр, где есть танцзал и позаниматься. Потому что, безусловно, нужна дисциплина и всегда надо держать форму.
Что касается репетитора, то сегодня в мире балета танцовщики стараются репетировать с разными мастерами, чтобы всесторонне расти. В Киеве, например, я всегда работал с Николаем Пряденко (к сожалению, уже покойным). Сейчас здесь работаю с другим известным украинским танцовщиком – Виктором Яременко. Театр взял на вооружение и современные технологии. Моя мама – бывшая солистка балета Национальной оперы Украины Наталия Березина – по скайпу может смотреть мою репетицию и по ходу давать советы.

Ivan Putrov and Francesca Hayward in Le Spectre De La Rose part of Men In Motion by Ivan Putrov @ London Coliseum. (Opening 22-11-17) ©Tristram Kenton 11-17 (3 Raveley Street, LONDON NW5 2HX TEL 0207 267 5550 Mob 07973 617 355)email: tristram@tristramkenton.com

– Как артист балета вы сейчас выступаете?

– Как приглашенный солист танцую на разных сценах мира. Познакомился со стилем очень многих хореографов, начиная с «Эсмеральды» в классической постановке Юрия Бурлаки в труппе мексиканского балета и заканчивая работами замечательного Ролана Пети. Много танцевал с японскими труппами, с Венским балетом. Осуществилась и моя давняя мечта исполнить главную партию Лукаша в «Лесной песне» в нашей Национальной опере.

– Вы продолжаете общаться с фотохудожником Самантой Тейлор-Вуд, которая вас много снимала и ввела в круг своих знаменитых друзей, того же Элтона Джона?
– Не так часто, потому что сейчас она со вторым мужем, актером Аароном Джонсоном, живет в Америке. И снимает кино в Голливуде как режиссер. Известны ее «Быть Джоном Ленноном» и «50 оттенков серого». Саманта удивительная и очень сильная. У нее дважды была онкология, и после этого она родила четырех детей. Она интересно работает и развивается. Ее муж младше на 23 года и просто ее обожает (у нас он известен по роли Вронского в американской экранизации «Анны Карениной». – «ПЛ»).

– Расскажите о видеоинсталляции для Венецианского биеннале с вашим участием.
– Это было года два назад. Тогда в Венеции украинский павильон был успешно представлен коллекцией современного искусства. Видео со мной – парение над сценой – одно из представленных на выставке. Съемки проходили в лондонском театре «Олд Вик», которым руководил Кевин Спейси.

– Это тот великий актер, который попал под модную западную акцию обвинений в сексуальных домогательствах. Как вы, кстати, к этому относитесь? Без суда и следствия, по оговору любого человека?
– Да, это явный перебор. Скоро мигнешь – и попадешь под гонения. Самое интересное, что многие обвиняющие на этом даже карьеру сделали.

– Они делают карьеру и личный пиар, а у других уничтожается уже заслуженная карьера.
– Я в Лондоне живу с 1997 года и действительно заметил перемены. Раньше мне казалось, что там все логично. Например, необязательно заполнять какие-то лишние бумаги, писать отчеты. А теперь очень все изменилось. Например, нельзя сказать «да», потому что это кого-то обидит. Или сказать еще что-то, потому что обидится уже другой. Это, как ни странно, такое управление меньшинства большинством. Хотя в Европе, в частности в Лондоне, в целом очень толерантное общество.

– Знаю, что у вас своя квартира в Лондоне и даже есть сад.
– Моя квартира – рядом с Британским музеем. Недалеко находится вокзал Сент-Панкрас, откуда идут поезда в Париж. Представляете, выхожу из дому и через два с половиной часа – уже в Париже. А в саду у меня растет три дерева. Два из них – рябины. На деревьях часто вижу горлиц, которые с удовольствием поедают рябиновые ягоды, поют дрозды и синички. У меня даже в телефоне записано их пение, и когда я вдали от дома – включаю и слушаю…

Автор: Галина Цымбал

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *