Подписка на журнал
usef

ХАРЕС ЮССЕФ: МИР СПАСЕТ НОВАЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ ВАЛЮТА


Текст: Ипполит Игнатов Фото: Андрей Мосиенко

Сирийский студент, сделавший успешную карьеру предпринимателя в Украине, Харес Юссеф не раз был близок к отечественному властному Олимпу. Но как и многих предпринимателей, его ждало разочарование: власть обеспечивала защиту, но не развитие передовых проектов, которые могли гарантировать стране ускоренное развитие, а бизнесу – хорошую прибыль. Поэтому сегодня компании Хареса Юссефа строят современные электростанции на Ближнем Востоке, а не у нас. 
Однако бизнесмен не теряет веры в Украину и убежден, что очевидный набор преобразований в стране все же будет осуществлен.
 
– Харес, что, с вашей точки зрения, нужно делать Украине, чтобы стать успешным экономическим игроком?
 – Бог дал Украине все, чтобы ее народ мог жить достойно: богатые природные ресурсы и трудолюбие украинцев достаточны для того, чтобы обеспечить не только внутренние нужды, но и снабжать другие регионы мира. При этом строительство сильной экономики возможно только на основе развития крепкого внутреннего рынка. Сильная экономика там, где покупатель платит деньги своему производителю, а производитель думает о покупателе своей страны.
У Украины есть все условия для внедрения самодостаточной, мало зависимой от внешних колебаний экономики.
Для этого нужна рациональная финансовая и налоговая политика. Она не должна копировать ЕС, США или какую-то другую систему – она должна ориентироваться на собственные интересы.
– Какое направление может стать прорывным для украинской экономики?
 – Первое направление – аграрное. Второе – информатика. Нужно делать все для того, чтобы лучшие украинские умы не уезжали, и воспитывать новые поколения специалистов в этой сфере. Для реализации этих целей следует срочно начинать строительство технологических городов, в которых программисты будут двигать экономику Украины вперед.
 Будущее – это прибыль, получаемая от работы в области интеллектуального капитала. И именно под эту цель нужно без промедления менять законодательство страны, финансовую и налоговую политику. Ведь виртуальный мир сегодня – это реальность завтра. При этом правила, стандарты и само сознание будущих поколений будет формироваться в соответствии с этой, не четко видимой нам сегодня реальностью.
– В каких отраслях эти передовые идеи могут появиться? 
– Такие идеи могут возникнуть в любом из направлений экономики или других наук, однако с успехом они будут применены в совершенно неожиданных областях знаний и произведут там революцию.
Поэтому искать теории, отвечающие на важные для экономики Украины вопросы, нужно повсюду. Что же касается моих личных разработок – я уверен, создать качественно новую структуру эффективной экономики как в Украине, так и в мире может отказ от системы экономических расчетов себестоимости продукции и переход на подсчеты, основанные на количестве или эквиваленте затраченной энергии. При этом важно административно не вмешиваться в рыночный механизм формирования цены.
 Существующая сегодня система расчетов себестоимости товаров, когда мы вычисляем цены на ресурсы, из которых производим товары, имеет фундаментальную ошибку, влияющую на формирование рыночной цены. При этом рынок эту ошибку катастрофически приумножает. В результате нам кажется, что мы зарабатываем, однако на самом деле мы терпим убытки.
 Так, энергию мы не можем видеть, не можем хранить и, кроме как деньгами, не можем оценить ее себестоимость. Однако экономический организм, кровь которого – энергия, должен быть герметичным и сбалансированным. К сожалению, не существует таких систем, которые могли бы показать нам энергетическую себестоимость киловатта. Вот когда мы посчитаем правильно, тогда поймем, что мы до этого всегда воровали. Но возникают вопросы: кто у кого ворует, каким образом мы сможем зафиксировать объем воровства, как можно остановиться? Ответы будут непростые.
Что же мы увидим? В первую очередь станет ясно, что на получение части продуктов расходуется энергии больше, чем может быть получено от этих продуктов. Например, для получения барреля нефти на некоторых месторождениях сегодня тратится больше энергии, чем этот баррель нефти содержит. В результате мы увидим производственные цепочки, которые прибыльны в рыночных ценах, но убыточны с точки зрения затрат энергии. А это и есть тот перекос, который приводит страны и компании к убыткам.
Что такое рыночные цены? Это результат стечения ряда случайных факторов, которые мало зависят от истинной ценности ресурсов. В то же время энергетические единицы – это физические величины, которые всегда стабильны. И если мы налаживаем процесс, при котором, затрачивая меньше энергии для получения или добычи большего количества, мы смело может называть такую работу эффективной как в тактическом, так и стратегическом плане.
 Но эта закономерность несправедлива для экономических моделей, основанных на рыночных ценах. Ведь мы сплошь и рядом видим, как дающие сегодня прибыль производства создают проблемы в местах добычи сырья или сбыта, переносят сложные головоломки на завтра. И когда возникают сложности, часто все не могут понять, что же случилось, ведь все было так эффективно и прибыльно.
– У Украины сегодня сложные отношения с Россией. Каким может быть выход из этой ситуации с использованием экономических инструментов?
– В сложностях легко обвинять других. Тем более если для этого есть основания. Однако, видя кризис отношений, нужно спросить и себя: а что мы сделали или не сделали для того, чтобы был мир?
 Давайте спросим себя, а было бы возможным нынешнее военное противостояние, если бы за последние 15 лет Украина и Россия реализовали бы, например, проект транспортного коридора от Владивостока до Одессы? Или несколько совместных проектов по добыче углеводородов в России? Или проект по развитию единой сети автобанов в СНГ? Или проект разработки глубоководных черноморских месторождений? При этом хочу подчеркнуть, что подобная активность никак не снизила бы привлекательности Украины для ЕС. Напротив, Евросоюз был бы совсем не против объединиться со страной, имеющей масштабный задел на рынках сбыта в России и Средней Азии. Ведь именно такие масштабные экономические проекты создали бы Украине в России надежных экономических союзников. И тогда при любых амбициях политиков военные действия были бы невозможны, потому что они стали бы невыгодны для обеих стран.
 Поэтому уже сегодня нужно начинать думать над завтрашним днем. Хотя многие считают, что смена политиков может разрешить проблемы наших взаимоотношений. Однако такое мнение ошибочно. Чтобы агрессию сменить на мир, нужно уже сегодня думать, какие взаимовыгодные проекты мы сможем предложить России завтра. Потому что, если полагать, что мы переключим всю экономику на Запад, забыв об РФ, напряженности на границах не будет конца.
 И границы Пакистана и Индии, Северной и Южной Кореи – тому подтверждение. Ведь не демаркация, колючая проволока и войска обеспечивают покой на земле, а заинтересованное сотрудничество бизнес-кругов соседних стран.
 Например, сегодня мы хорошо знаем, что тот же «Газпром» испытывает большие сложности в области разведки и освоения новых месторождений. Добыча компании начинает медленно снижаться. При этом в Украине есть и компании, и специалисты, способные помочь в решении этой проблемы. Например, украинские специалисты «Полтаванефтегазгеологии» занимаются разведкой и бурением от Сирии до Ливана и Аравии, но не в России.
 То же касается и портовой инфраструктуры. По разным причинам, обходя украинские порты, Россия сверх всякой меры нарастила портовые мощности в районе Санкт-Петербурга и Новороссийска. Однако решило ли это логистические задачи российских экспортеров? Только отчасти и на несколько лет.
 Поэтому, как только отношения с Россией выйдут из фазы военного противостояния, Украина сразу же должна будет продемонстрировать новую экономическую политику в отношении РФ. Суть ее должна состоять в том, что наши предприятия и государственная нормативная база должны идти навстречу как западным, так и восточным партнерам. Например, если компания переваливает через украинский порт 100 тысяч тонн грузов в год, ее устроят самые разные условия сотрудничества. Однако если речь идет о 15 миллионах тонн, то компания может и должна получить эксклюзивные условия для своей работы: возможность покупать причалы, получать участки земли под строительство складов, получать самые низкие тарифы на электроэнергию, железнодорожные перевозки и прочее. Одновременно показателем эффективности работы власти должны стать не один-два процента роста ВВП, а количество крупных международных компаний, основывающих в Украине региональные базовые предприятия.
 Поэтому условия для портового бизнеса у нас должны быть лучше, чем в Румынии и Турции, условия для добычи и переработки полезных ископаемых лучше, чем в Австралии и Бразилии. Ведь часто чиновники хвастаются: у нас есть такой-то закон и он такой же, как в ЕС. И это означает только одно – проигрыш в международной конкурентной борьбе. Ведь мы же не будем сравнивать условия ведения бизнеса в Украине и Европе – даже при идентичном законе результаты такого сравнения очевидны! Законы и условия должны быть лучше. А в чем именно – об этом правительству могут рассказать только крупные международные инвесторы и компании.
– Как в деталях может выглядеть эта работа?
– На мой взгляд, любой конфликт имеет три уровня причин: локальные, региональные и глобальные. И урегулирование осложнений должно использовать инструментарий, исправляющий ситуацию на всех этажах. Только синхронно, на трех уровнях, динамично и с холодным умом можно добиваться долговременных результатов.
Первый уровень – это вопросы внутренней безопасности. Основой спокойствия в стране может быть лишь экономическая свобода и равенство участников на всех рынках. Ведь когда у людей есть возможность честно заниматься бизнесом, им не приходит в голову финансировать политиков, обещающих нечто радикальное для общества. И это залог гражданской стабильности.
 Второй уровень – это спокойствие на границах, хорошие отношения с соседями. Как их обеспечить? Ну, конечно же, не заверениями в дружбе. Как я уже говорил, если две страны имеют проект, на котором хорошо зарабатывают, война между ними маловероятна. Посмотрите, как мало в Украине говорят о совместных экономических проектах с Польшей, Венгрией, Румынией, Молдовой, Беларусью, Словакией. Эти проекты если и есть, то они небольшие и знают о них только отраслевые специалисты. То есть у Украины сегодня нет экономических рычагов предотвращения конфликтов не только с Россией, но и с другими странами-соседями. Поэтому экстремистским силам в Румынии или Венгрии, высказывающим территориальные претензии к Украине, сегодня почти никто активно не противостоит, поскольку там нет экономически заинтересованного проукраинского лобби.
 И третий уровень обеспечения безопасности и развития Украины – это понимание и соблюдение интересов крупнейших мировых держав. Мы должны понимать, что у нас есть суверенитет и право поступать на свое усмотрение, однако в мире есть мощные страны, такие как США, Китай, Россия, Германия, и мы должны учитывать их интересы при разработке своих планов.
– По-вашему, перечисленных усилий будет достаточно, чтобы обеспечить стабильное развитие Украины?
 – Конечно же, нет. Это только некоторые основные моменты. Направлений приложения усилий должно быть намного больше. Например, Украина должна чаще выступать с глобальными инициативами в области экономики и политического урегулирования. Мы должны генерировать идеи и концепции, а не жить в рамках правил, которые придумали за нас и зачастую против нас.
 Хорошим примером в этом плане может быть работа в рамках ВТО. Внутри нее есть много союзов и блоков, созданных для блага стран-основательниц. Но прошло десять, двадцать лет – и в ВТО появилась Украина, другие государства, которые оказались в роли несколько дискриминируемых партнеров. Поэтому в сфере мировой торговли многие десятки стран сегодня ждут новых инициатив, новой архитектуры и правил, которые обеспечили бы новый уровень равенства в международной торговле. И такие предложения нужно разрабатывать и лоббировать.
 Еще одно важное направление, которое может обеспечить Украине уникальное место в мире, – это развитие технологий. Я слежу за развитием новаций в промышленности и считаю, что благодаря такой работе раньше других вижу новые перспективы в бизнесе. Украине стоит подумать о том, как повторить успех мировых технологических лидеров. И сделать это несложно, если самим не создавать себе проблем. Секрет большинства научных центров известен – низкая себестоимость жизни ученых и большая концентрация новых технологичных проектов. При этом не нужно говорить, что мы строим Кремниевую долину, – давайте построим хотя бы один средний технопарк.
– Что должно измениться в украинском обществе, чтобы реализация этих планов стала возможной?

 – Благоприятные изменения произойдут, когда политическая элита «выйдет замуж» за украинский интеллект. Но перед этим она, естественно, должна развестись с олигархами.

На самом же деле все не так уж сложно. В обществе должна начаться предметная дискуссия на темы путей реформ, внешнеторговой политики. Сейчас мы ее фактически не наблюдаем. Мы наблюдаем не дискуссию, а препирательство идеологий – лагеря сторонников курса на Россию и лагеря сторонников курса на ЕС.
 Однако сторонники каждого из векторов не склонны ограничивать свои симпатии условиями. А политическое соглашение – это всегда и экономическая сделка, потому радостным может быть не момент ее заключения, а ее условия. И чтобы выйти на конструктив, каждый из сторонников того или иного курса должен сказать себе, при каких условиях он этот курс не приемлет.
 Как начать выходить из этого состояния? Каждый сторонник интеграции в ЕС должен перечислить те условия, при которых он перестанет быть сторонником вступления в ЕС. А каждый сторонник интеграции с Россией должен составить перечень неприемлемых при интеграции вещей. И вот с этого момента в стране начнется действительно интересная дискуссия по экономическим и внешнеполитическим вопросам. Ведь в каждом из двух списков будет много неприемлемых пунктов, которые были реализованы в то или иное время.
 Тогда люди и начнут требовать от своих политиков не «интеграции с Россией» или «интеграции с ЕС», а конкретных вещей: независимой и продуманной экономической и кредитно-денежной политики, открытия рынков России и ЕС для украинских товаров, упрощения визового, регистрационного, трудового режима и прочего.
 Когда люди сформируют конкретные вопросы к власти в сфере экономических и международных отношений, мы увидим другую картину мира. Например, что искать с нами сотрудничества хотят совсем не те страны, на которые мы ориентированы сейчас.
 Скорее всего, учитывать наши интересы, реализовывать совместные проекты на равных условиях захотят небольшие государства, страдающие от пафоса крупных игроков так же, как и мы. В их числе мы найдем верных союзников, в отличие от тех, для которых Украина – лишь пешка в глобальных экономических войнах.
Досье «ПЛ»
Харес Юссеф
Родился в Сирии в 1964 году. В 1982-м приехал учиться в СССР, мечтал стать архитектором. Однако обстоятельства помешали окончить вуз. В 1989-м, после продолжительного пребывания в Сирии, снова приехал в Советский Союз и занялся бизнесом. Операции по поставке импортных товаров принесли предпринимателю успех. В середине 1990-х экспортировал украинскую металлопродукцию. 
В апреле 2004 года Hares Group приобрела 90% акций ЗАО «Молдавский металлургический завод», который позже был продан российскому промышленнику Алишеру Усманову. 
Сегодня компании  Hares Group  выполняют контракты по строительству теплоэлектростанций на Ближнем Востоке и владеют лицензией на строительство металлургических заводов нового типа на территории СНГ. Производства используют революционный принцип прямого восстановления железа, разработанный японскими инженерами. 

 

№12 (131) 2014

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *