Подписка на журнал
7ed5935059023c3f miniatyra

Украинские реформы – за и против…


Текст: Наталья Венглинская

Рабочие зарабатывают так мало, что им приходится покупать дешевые, низкосортные, поддельные продукты. А ведь главный потребитель – рабочие. Рабочих миллионы, капиталистов сотни. И вот производство дешевого, поддельного продукта растет не по дням, а по часам – наряду с ростом неслыханной роскоши горстки миллионеров. Растет богатство буржуазии. Растут нищета и нужда пролетариата и массы разоряющихся мелких хозяйчиков, крестьян, ремесленников, мелких торговцев.
В. И. Ленин. ПСС, т.21, с. 466

Цитату вождя мировой революции, вынесенную в эпиграф, можно давать в учебниках вместе с заданием: найди три отличия от современного положения вещей в Украине. Что изменилось за 117 лет с момента написание этих строк?
Пожалуй, одним из самых модных, самых используемых слов современных политиков и экономистов нашей страны стало слово «реформа». С перестроечных времен и по сей день ни одна избирательная кампания, ни один депутат, ни один госслужащий не обошелся в своей лексике без этого, теоретически понятного даже среднестатистическому обывателю, термина. О’кей, термин в спичах присутствует, и даже какие-то законопроекты принимают слуги наши меньшие, и даже какие-то нормативно-правовые акты и распоряжения придумывают министерства, и даже какие-то указы издает президент – «де гроші? де зміни на краще?» – пульсирует вопрос в умах уже не только среднестатистического обывателя, но даже выше чем среднеуспешного интеллигента и бизнесмена. Может, реформы не такой уж и хороший вариант для политического и экономического успеха страны? А что говорят об этом цифры? И тут можно было бы, поправив пенсне и вскинув бровь, привести данные ВВП по ППС разных стран. А вы разбирайтесь сами, что оно такое ППС с ВВП и почему оно должно быть вам интересно. Это было бы умно, но нет. Приведу самый близкий и понятный любому человеку показатель – уровень жизни населения, взятый из докладов ООН последних пяти лет. Эти расчеты готовят независимые эксперты из более чем 20 международных организаций (если что – это не российская и не янукович-азаровская пропаганда).

eskiz 1 smal

Три года назад, т. е. в конце 2014 года, в Украине начался марафон реформ, который, по идее, должен был вывести нашу страну на новый экономический и политический уровень. И, как заверяли нас эксперты, вверх. Что же говорят данные ООН? За три года реформ наша страна по уровню жизни опустилась на… (держите глаза открытыми и корвалол под рукой) 49 пунктов вниз. И сейчас, вот прямо в эту минуту, включился хор «плакальщиков»: «У нас вой-на-а-а-а!» И таки да! Но разве принимаемые реформы не должны были быть с поправкой на ситуацию в стране, чтобы привести хоть к маленьким, но все же позитивным результатам? В чем же проблема? Или реформы кривые, или реформаторы неграмотные, или, может, страна у нас неправильная? Попробуем разобраться в этом вопросе.

Немного истории
В приведенной в начале цитате товарища из туманного далека анализируется экономическое положение Германии, Англии, Дании, Норвегии и России. Логично было бы посмотреть на ход реформ и изменения политической и экономической жизни этих евро-дамочек за последние 100 лет. Логично, но некорректно. И вот почему. На развитие государства влияют несколько факторов. Один из них – психология народа, его менталитет. А на формирование менталитета нации имеет серьезное воздействие социальное положение большинства, для начала – наличие/отсутствие рабства и крепостничества. В стране Туманного Альбиона первый указ об отмене рабства был издан в 1102-м, и окончательно его ликвидировали к 1215 году. Народ Норвегии начал учиться мыслить свободно с 1274 года, а Дании – с 1788-го. Крепостное право на территории России, частью которой была и Украина, было отменено в1861 году, то есть минимум на 100 лет позже, а это четыре поколения рабского мышления. Так что по части свободомыслия мы отстаем минимум на 100 лет. Идем дальше.
После победы пролетариата в 1917 году последующие 25 лет шла серьезная зачистка кадров по всей территории нового государства, в составе которого была большая часть Украины. Под зачистку попала аристократия, ученые, военные, интеллигенция, купцы, крестьяне, умеющие работать (их называли кулаками). В результате практически полностью был уничтожен генофонд нации. Плюс Голодомор 1932–1933 гг., унесший жизни более двух миллионов украинцев, в основном жителей центра и востока. Разница менталитета западной Украины от остальных регионов всегда была очевидна. Будучи присоединенными к стране Советов буквально перед войной, западные территории не прошли через мясорубку коммунистов в той мере, как жители востока и центра страны. Мы отличаемся ментально даже внутри своей страны, что уж говорить о других странах.
Итак, к концу ХХ века и к началу истории независимой Украины имеем сравнительно небольшой опыт нерабского мышления и генетически опустошенную нацию. Ни одна страна Европы не была в столь плачевном положении. Даже соседняя Польша, на которую так часто показывают пальчиком представители любой оппозиции, исторически имела существенные преимущества для проведения реформ и преобразования политической и экономической ситуации в стране.

Рейтинги стран из бывшего СССР
Когда одна шестая часть суши распалась на полтора десятка стран, весь мир с любопытством стал наблюдать за ростом и взрослением новорожденных государств. Первыми, кто вышел из состава Союза, были страны Прибалтики: Литва, Латвия, Эстония, а также Армения и Грузия – это был январь 1990 года. Белоруссия получила независимость в сентябре 1991 года, Украина – в декабре того же года.
Любопытное совпадение – в 1990-м был сделан первый доклад рабочей группы ООН по результатам исследований индекса человеческого развития (ИЧР) в разных странах мира. Рассчитывался он по трем показателям. В 2013 году было введено новое понятие – индекс качества жизни (ИКЖ), а вот его рассчитывали уже более детально, учитывая девять разных показателей. Согласитесь, это существенно разная статистика. Но, как говорил некогда популярный комедийный персонаж, вернемся к нашим баранам.
Впервые бывшие советские республики фигурировали в докладе ООН в 1993 году. Тогда Украина занимала 45-е место в мире, что было очень даже неплохо. Пожалуй, 1990-е оставим эйфории свободы и присущей ей глупости и безрассудству. Посмотрим на положение стран бывшего совка, начиная с 2000 года. Новое тысячелетие – новая история. (До 2011 года приведены данные по человеческому развитию.)
Обратите внимание, за время правления «оранжевого» президента с 2005 по 2010 год, наша страна поднялась на два пункта по индексу человеческого развития. Политика «бело-голубого» президента, 2010–2013 гг. опустила этот показатель на уровень 2005 года, зато подняла индекс качества жизни на 10 пунктов. Ну а результативность реформ революционного правительства мы уже видели.
Стабильное лидирующее положение с приятной положительной динамикой занимают страны Прибалтики во главе с Эстонией. Хочу заметить, что в 2017 году Эстония по качеству жизни обогнала Польшу на пять позиций. Да что там Польшу – даже Италия оказалась на три пункта ниже Эстонии. Вот у кого можно было бы нам поучиться. Что же такого интересного и умного происходило в политической и экономической трансформации Эстонии, что привело к таким ошеломляющим результатам?

eskiz 2 smal

«Спокойные» эстонские реформы
После окончательного распада Союза в 1990–1991 годах политическая независимость бывших союзных республик обнажила их катастрофическую экономическую зависимость друг от друга. Возникшие границы разделили не только страны, но и сломали инфраструктуру – предприятия, законтаченные в процессе производства друг на друге, оказались разделенными одной, а то и несколькими границами. С получением независимости положение Эстонии к 1992 году было крайне критическим, на грани экономического коллапса: инфляция составила 1 000%. Производство сократилось более чем на 30%, зарплаты упали на 45%, а потребительские цены взлетели на 1 073%, топливо стало дороже на 10 000%. Действия административного аппараты были быстрыми и достаточно радикальными: либерализация – стабилизация – приватизация и налоговые изменения. Причем все и сразу. Народу пришлось несладко. И вот тут сработал фактор, о котором я упомянула в самом начале, – менталитет. По словам Райво Варе, председателя совета Фонда развития Эстонии, зампреда совета Эстонской ассамблеи сотрудничества, у эстонцев на подсознании закреплено в памяти свободное, независимое мышление, приверженность к частной собственности и малому бизнесу – это позитивно повлияло на ход реформ. Народ был готов потерпеть. Собственно, при всей жесткости реформ, были очевидны позитивные изменения, что подпитывало оптимизм эстонцев.
Распахнув границы возможностей для иностранных инвесторов, страна пережила ценовой шок. Его ужесточила денежная реформа, к слову, сделанная весьма разумно: введенная национальная валюта была привязана к дойчемарке – это было обрезанием рублевой пуповины и стабилизацией кроны, а также мягким серфингом к евро. И вот какие результаты достигнуты:

eskiz 3 smal

Это средние цифры. Минимальная зарплата в 2017 году составила 470 евро, а потребительская корзина для семьи из четырех человек – 74,40 евро в неделю.
Но вернемся в 1991–1992 годы. Одновременно с денежной реформой проведена земельная, благодаря которой экономика перешла на частную основу. IME – это программа экономической самостоятельности, в переводе с эстонского «чудо». И она таки чудотворно сработала буквально за считанные годы. Эстонскую приватизацию провели по проверенной немецкой модели. Предприятия уходили за живые деньги, а на ваучеры можно было приватизировать только жилье и землю. Иностранные инвесторы просто толпами повалили в страну, стараясь обогнать друг друга и сделать эстонцам более интересное предложение. Конечно, все это было бы невозможно без стабильного политического фундамента. В 1992 году принимается новая Конституция, по которой власть децентрализовали, и Эстония становится парламентской республикой. Парламент принимает ряд нормативных документов, ужесточающих контроль за нелегальным бизнесом, борьбу с коррупцией и появившимся в те годы рэкетом. «Скромные масштабы эстонской экономики, помноженные на менталитет населения и последовательно либеральную экономическую политику с самым малым в Европе государственным долгом (около 7% ВНП), придают ей такую гибкость, о которой большинство европейских стран даже не мечтают», – говорит Райво Варе.
Вот такое оно, эстонское чудо. Почему бы и нам не использовать опыт Эстонии в своей стране?
Увы, но мы можем только наблюдать и изучать их опыт. Применить его мы не можем. Это как надеть чужие доспехи, даже если они будут тебе по размеру, но, если ты лучник и на мечах никогда не сражался – в доспехах мечника ты погибнешь. Приведу три, на мой взгляд, основные причины, почему опыт Эстонии мы не можем использовать.
Упущен момент времени. Перестроечное поколение – это были люди гремучей смеси: совковая основа стоять насмерть, как Матросов, и безбашенное желание выйти за границы видимой реальности. Тогда радикальные реформы и глобальные преобразования были бы приняты и одобрены, а, чтобы их достойно выдержать, – были силы и вера. Сегодня, за 26 лет независимого жития, украинцы разочарованы и озлоблены. Ни стар, ни млад не хочет ни ждать, ни терпеть. И это понятно, жизнь-то имеет свойство заканчиваться. Так что на поддержку радикальных реформ со стороны народа рассчитывать вряд ли можно.
У нас смешанная форма власти, в отличие от Эстонии, парламентско-президентская. Мало нам естественных проблем, создали еще и искусственную – постоянные конфликты между президентом с его партией и оппозицией в парламенте. «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих», – написано в Библии. А у нас не человек, у нас законодательно-административная власть рады дать не может своим мыслям, планам и решениям.
Внешний долг, по данным Министерства финансов Украины, на 31.01.2018 г. составил 51% (у Эстонии был 7%). И это только внешний, а есть еще и внутренний (по соображениям гуманизма не станем добивать читателя этой цифрой). Долги, даже на обывательском уровне, парализуют должника, что уж говорить о целой стране. От внешнего долга зависят формирование госбюджета, уровень инфляции, денежное регулирование, инвестиционная привлекательность нашей страны, сбережения среднестатистического интеллигента и бизнесмена, потребительская корзина…
Так что смотреть на успех других – это таки разумно, но применять их опыт – это таки бессмысленно. Думаю, сегодня наша страна в первую очередь нуждается в радикальной политической, государственной и административной реорганизации. Пока нет фундамента государства, надежного, пользующегося доверием у народа, – на экономическое чудо и положительные результаты реформ рассчитывать не приходится. Мы – уникальная страна, впрочем, как и любая другая, и методы, средства трансформации и вывода из кризиса для нашей страны нужно выбирать, а, возможно, создавать уникальные, свои собственные, с поправкой на менталитет и настроение народа в дне сегодняшнем. Потому как без поддержки основного населения выбраться из ямы, в которой мы оказались, вряд ли будет возможно.

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram

  • Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *