Подписка на журнал
rybalka

Сергей Рыбалка: Коалиция уклоняется от ответственности за ситуацию в финансово­-банковской сфере


Текст: Елена Ходос. Фото: из архива Сергея Рыбалки. 

Предвкушая длительные каникулы и пытаясь заработать как можно больше политических бонусов, депутаты сплоченно голосуют за скандальные законопроекты, но не спешат голосовать за законы, жизненно важные для страны, – те, которые позволят оптимизировать экономику, снизить зависимость от западных кредиторов и, самое главное, обяжут чиновников нести ответственность за принятые решения.

Что мешает голосованию по ключевым законопроектам, какова судьба банковской сферы после ухода Гонтаревой с поста главы НБУ? Об этом и многом другом говорим сегодня с депутатом от фракции Радикальной партии Олега Ляшко, председателем Комитета ВРУ по вопросам финансовой политики и банковской деятельности Сергеем Рыбалкой.

rybalka

Результаты деятельности Валерии Гонтаревой на посту главы НБУ – насколько эффективно Нацбанк выполнял функцию банковского надзора?

Банковская система не выполняла и не выполняет своей главной задачи – кредитования реального сектора экономики. А это значит, что не работают предприятия, не создаются рабочие места, соответственно, не пополняется бюджет. Мы берем деньги у МВФ, «проедаем» их, при этом еще и выполняем кабальные условия.

Почти 60% нашей банковской системы ушло в прошлое, хотя еще в 2015 году Гонтарева пообещала, что банковская система будет «чистая» и в Украине останутся только те банки, которым можно доверять. После этого при подозрительных обстоятельствах и попустительстве НБУ были выведены средства из банка «Крещатик». Затем случился скандал с банком «Михайловский». В результате парламенту пришлось решать эту проблему в ручном режиме, а всем гражданам страны – выложить 1,2 миллиарда гривен, чтобы компенсировать результат работы мошеннических схем. Потом были ликвидированы «Платинум Банк», «Діамант» и другие. «Банкопад» продолжается. Что примечательно, в одних случаях банки ликвидировали очень быстро, а в других затягивали время, чтобы собственники могли увести активы. И всякий раз в НБУ разводили руками, мол, ничего не видели и ничего не могли сделать. А за все это платят граждане из госбюджета.

Известны ли случаи, когда собственник банка отвечал перед вкладчиками своим имуществом?

Я о таких не знаю. Но хочу сказать, что мы проголосовали за закон об уголовной ответственности собственников банков за мошеннические действия. Но поскольку сегодня правоохранительная система работает преимущественно как инструмент политического давления или уничтожения бизнеса по заказу конкурентов, мало надежды, что подобные дела дойдут до суда. Собственники уже пошли в наши «честные» суды и получили от них решение, что Нацбанк признал их неплатежеспособными незаконно. Но даже в случае, если НБУ по политическим или корыстным мотивам немотивированно закрыл здоровые банки, не существует механизма их возврата на рынок.

Мы приняли несколько законов, ужесточающих банковское регулирование и надзор. Дав Нацбанку все возможные полномочия. Но в результате невероятной «чистки» ситуация в банковской системе не улучшилась.

Какие у вас прогнозы насчет назначения нового главы НБУ? Он что-то сможет кардинально изменить?

Внесение в парламент кандидатуры главы НБУ – это прерогатива президента, но мы не хотели бы, чтобы под нового человека, как, к примеру, было в случае с генпрокурором, меняли закон. Мы сделаем все, чтобы кандидатура не рассматривалась за пять минут до подачи на голосование в ВР. Чтобы и мы как депутаты, и украинский народ четко понимали, кого назначат на эту должность, с чем он придет, есть ли у него стратегия и программа, в чем мы сходимся, а в чем расходимся.

Будет ли он отвечать за свои действия? Гонтарева, к примеру, понесет ответственность?

Я – как человек, который пришел в политику из бизнеса, – четко понимаю, что, нанимая менеджера, собственник будет требовать от него достижения определенных показателей. В данном случае собственником есть народ, он нанял госпожу Гонтареву в качестве управленца. Но пользуясь сложнейшей кризисной ситуацией и прикрываясь требованиями МВФ, Нацбанк умудрился продавить изменения закона, когда ответственность руководства за свои действия отсутствует как таковая. И вдруг оказалось, что НБУ не отвечает за курс гривны, не несет ответственности за экономический рост. В законе нет механизма, за что, например, можно снять с должности члена правления и главу Нацбанка. Хотя они должны понимать, за что их могут уволить, а за что – наградить. Метод кнута и пряника никто не отменял. Зарплаты чиновников такого уровня составляют 300–380 тысяч гривен. Бюджет НБУ вполне сравним с госбюджетом страны. От действий руководства Нацбанка во многом зависит будущее всей экономики. Я считаю, люди, которые получают такие деньги от народа Украины, должны отвечать за результаты своей работы.

То есть под нового главу НБУ законы переписываться не будут?

Я как глава финансового Комитета ВР вместе с коллегами, с лидером Радикальной партии Олегом Ляшко и совместно с авторитетными экспертами и учеными разработали Стратегию развития финансово-банковского сектора до 2020 года. Мы предложили пакет законопроектов по Нацбанку, в которых четко регламентировано, за что можно уволить руководство НБУ, определены цели и задачи, за которые они должны отвечать. Главная цель всех действий – развитие экономики. Конечно, через стабильность национальной валюты и стабильность всей финансовой системы. Сегодня эти законопроекты уже рассмотрены и одобрены в комитете. Я делаю все от меня зависящее, чтобы они попали на утверждение парламента. Мы разработали несколько десятков законопроектов о защите прав потребителей финансовых услуг, защите банков от недобросовестных заемщиков, защите вкладов населения; разработали законопроекты по всем секторам финансового рынка – по страхованию, кредитным союзам, ломбардам, электронным платежам и даже рынку Forex. Чем лучше будет развит финансовый рынок, тем больше шансов у экономики Украины на развитие, а значит – повышение уровня жизни граждан Украины.

Но, к сожалению, я не вижу желания коалиции, вообще всей власти уделять внимание реформам финансового сектора и голосовать за соответствующие законопроекты. Дважды за последнее время финансовый день в Раде был сорван из-за фактического отсутствия достаточного количества депутатов в зале.

Нежелание экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой ходить на заседания вашего комитета и слышать критику понятно. Но недавно вы заявили, что и министр финансов не находит время для отчета перед комитетом.

Украина до сих пор не оправилась от самого глубокого в мире финансово-банковского кризиса за последние полстолетия. Мы потеряли более половины банковской системы, из нее «убежали» сотни миллиардов. Огромные потери понесли отечественные предприятия. Но в оставшихся банках ситуация не улучшилась. Уровень проблемных кредитов вырос до угрожающих масштабов – почти 56%. Кредитование практически полностью заморожено. Без решения этих проблем не будет никакого экономического роста. А значит – граждане Украины будут продолжать беднеть. Наша задача – объединить усилия Кабмина, НБУ и Верховной Рады и в ежедневном режиме вытягивать финансовую систему из этой ямы. Это не вопрос отдельных чиновников, это вопрос выживания Украины.

Но если глава НБУ в такой сложнейшей ситуации постоянно игнорировала приглашения Комитета обсудить важнейшие стратегические вопросы развития банковской системы, если она ни разу не пришла в Раду поддержать важные для борьбы с кризисом законопроекты – это о многом говорит.

Бывший глава центробанка Японии Масааки Сиракава рассказывал мне, что во время кризиса он почти еженедельно выступал на сессии парламента, а с профильным комитетом держал связь в ежедневном режиме. Руководитель ФРС США и глава Европейского центробанка отчитываются в парламентских комитетах ежеквартально. Это нормальная мировая практика.

Мы считаем, что в ситуации, когда 56% банковской системы оказалось в собственности государства, очень важна стратегия развития государственных банков. Уверен, мы должны превратить их в институты развития, чтобы они проводили проукраинскую экономическую политику и обеспечивали украинских производителей товаров с высокой добавленной стоимостью дешевыми кредитами. Минфин пообещал представить проект стратегии для государственных банков до 15 мая. Его до сих пор нет. И до сих пор министр не нашел времени отчитаться перед комитетом. О подобном отношении говорит и глава налогового Комитета Нина Южанина. Это ненормально!

В парламенте нет большинства, ключевые министры не находят времени на конструктивную работу. Зато, когда нужно протащить через парламент какой-нибудь закон о диктаторском усилении полномочий прокуратуры или получении контроля над судебной системой, депутатов сгоняют в зал и разными способами заставляют голосовать «за». Судьба реформ никого не интересует. А до следующего кризиса остается все меньше времени. Никого не волнует будущее – в этом трагедия нашей страны.

Сменим тему. Один из законопроектов, который вы инициируете, о деятельности ломбардов. Это касается многих и понятно каждому. В чем заключаются его суть?

Этот бизнес, к сожалению, у нас полукри-минальный – вы же понимаете, что в ломбарды несут много ворованных вещей. За последние несколько лет в результате стремительного обеднения людей и падения доверия к банковской системе ломбарды показывают уверенное увеличение оборотов. До сих пор ломбардная деятельность регулировалась лишь общими нормами законодательства о финансовых услугах. Этого явно недостаточно.

Если к банкам мы кардинально ужесточаем требования, чтобы защитить права клиентов, то ломбарды продолжают вводить граждан в заблуждение. Людей обирают как липку. Они скрывают под разными манипуляциями «космические» ссудные ставки и занижают оценку вещей, которые граждане несут в качестве залога. Поэтому наша задача – защитить людей.

Да и налоги они должны платить отнюдь не лояльные при их-то заработках. Думаю, они не рады вашим инициативам?

Мы это ощутили во время рассмотрения нашего первого законопроекта в феврале этого года. Я не исключаю, что провал документа в сессионном зале был неслучайным. Но мы не остановились и готовим новую версию законопроекта.

Судя по вашей странице в соцсетях, вы постоянно придумываете и реализуете различные социальные проекты. Зачем?

Один из наших проектов – многолетняя помощь клубу «Днепрбокс», который работает городе Днепре еще со времен, когда я там жил. Мы помогаем юным спортсменам, потому что, к сожалению, государство этого давным-давно не делает. Спорт нужно популяризировать, забирать детей с улиц, ведь здоровая молодежь – залог здоровья и успеха всей нации. От этого, кстати, зависит и успешность экономики, и уровень благосостояния Украины.

Также мы поддерживаем талантливых деток, которые поют. Недавно проводили конкурс в Синельниковском районе Днепропетровской области и в Никополе – из более сотни участников выбрали лучших и организовали им поездку на Евровидение. Они первый раз были в столице и получили массу незабываемых впечатлений. Я думаю, это будет для них стимулом к дальнейшему развитию.

Еще мы развиваем проект «Океан доброты» – для деток из неблагополучных семей, которые, образно выражаясь, застряли между прошлым и будущим. С помощью всевозможных экскурсий мы делаем все для того, чтобы они не чувствовали себя забытыми и заброшенными, предоставленными самим себе, своим бедам и недетским проблемам.

К примеру, мы проводим для победителей школьных олимпиад экскурсии в Верховной Раде, чтобы они увидели и «пощупали», как все это работает. Они же наше будущее – им становиться народными депутатами и принимать важные для страны решения. Любовь к Украине и желание сделать ее процветающей нужно воспитывать с детства.

 

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *