Подписка на журнал
Изображение0002 miniatyra

Реформы за кухонным столом


Текст: Виталий Виноградов Иллюстрации: Валерия Никифорова

Каждую пятницу, ровно в полвосьмого, с северо-запада, со стороны дальней комнаты киевской двушки-хрущевки, в тесную кухню входил молодой человек лет на вид не более 26. Следом за ним, шаркая ногами, в тапочках без носков, бойко семенил седовласый дедуган.
«Привет дорогим постояльцам!», – шумно устраиваясь за столом, подчеркнуто задорно обычно восклицал старичок. Звали его Андрей Витальевич. И сейчас он немного лгал. Ведь, признаться, постояльцев он недолюбливал как класс.

Изображение0002_smal

И никогда бы не смирился с их присутствием на своих квадратных метрах, если бы не одно печальное обстоятельство. Ведь новых тарифов ЖКХ его семейный бюджет без этого, увы, не выдержал бы. Поэтому в каком-то смысле Тарас был для него действительно дорог.

«Рад вновь побеседовать с вами, юноша», – продолжал он свое вступление, явно готовясь к продолжительной дискуссии. И здесь Андрей Витальевич был уже совершенно искренен. Ведь своего квартиранта он выбирал долго и привередливо. Руководствуясь при этом главным критерием: лояльностью кандидата к проводимым в стране реформам. Тарас в этом отношении был «своим человеком» и вполне разделял его ожидания зажить наконец-то «по-новому». Поэтому сразу же занял особое положение за сакральным столом кухонного реформаторства.
Однако со временем взгляды на происходящее у соратников этого нелегкого труда стали существенно отличаться. Вначале разномыслие возникло по поводу темпов перемен и их качества. Потом Андрей Витальевич и вовсе опешил. Ведь молодой человек стал горячо настаивать, что в стране все остается по-старому. Нет, конечно, Андрей Витальевич был тоже не всем доволен, но, чтобы вот так, в упор, не замечать все 144 успешно проводимые реформы, – это уж слишком.
Он настолько пытался во всем разглядеть позитив, что даже вынужденное появление нового жильца в своем доме отнес вначале к реформаторским успехам. А все потому, что круг его общения с определенного момента все больше стал походить на точку, которая окончательно оформилась в виде одного Бориса Николаевича. Последний вообще избегал политических тем, порядком поднадоев всем затертым до дыр анекдотом про сантехника Петренко, который при ремонте сливного бачка сказал: «Тут надо менять всю систему», за что и попал на нары.
В сравнении с этим общение с Тарасом стало для Андрея Витальевича без преувеличения глотком свежего воздуха. Теперь же от немедленного выселения молодого человека спасало только его правильное имя да тайная надежда старика оказаться в конце концов правым. «Да, молодость всегда решительно осуждает чужие ошибки и охотно прощает свои собственные», – рассуждал он. И пылко полемизировал: «Поймите, ведь мы прошли только первый этап реформ. Причем успешный». На что юноша отвечал, бывало, довольно язвительно: «Прошли, да только мимо. А что касается „успеха“, то его львиная доля досталась самим реформаторам. Что хорошо заметно внешне – они становятся все толще и толще».
Андрей Витальевич очень не любил опускаться до такого уровня дискуссии. Вот и в прошлый раз, в разговоре о проблеме машин на «евробляхах», Тарас позволил себе этот запрещенный прием. Мол, действия государства в этом вопросе — это поддержка не отечественного товаропроизводителя, а третьего подбородка олигархов, всерьез задумавших сделать «ланос» бессмертным. Андрей Витальевич потом целую неделю тщательно гуглил на стареньком компьютере, доставшемся от внука, чтобы лично убедиться, что никакого подбородка у хозяина ЗАЗа нет. Ну нельзя же так передергивать факты.
«Ну, это совсем необязательно жирок, – решил соригинальничать он. – Возможно, пропорционально количеству реформ растет толщина их бронежилетов. Ведь вы же знаете, сколько недоброжелателей скопилось». Андрей Витальевич попытался сделать тон примирительным. Но молодой человек сегодня был настроен решительно: «Хватит нас пугать врагами. Суть нынешних реформ проста до совершенства – сделать людей богатыми и счастливыми. Вот только список этих людей прилагается. И порою складывается впечатление, что уроки истории наша власть прогуляла. Или, может, тайно закодировалась от любых реформаторских усилий. И вот тогда уже становится понятным, почему нет никакой реакции на проблему утечки мозгов за рубеж. Ведь нет мозгов – нет и проблем. А то еще какой-нибудь хакер возьмет, да и кодировку эту взломает».
«Ну что вы такое говорите!? – возмутился Андрей Витальевич. – Да, никто не отрицает, что 68% украинцев недовольны ходом проведения реформ. Но виной тому сама их пассивность в этом вопросе. Вот и социологические опросы показывают, что рядовой украинец толерантен к коррупции. Сознательных и активных ведь на пальцах можно пересчитать».
«Ну да, Андрей Витальевич. С этим я, пожалуй, соглашусь, – сыронизировал Тарас, окончательно переходя на язвительный тон. – Вот и вы с аренды жилья государству слегка недоплачиваете».
Хозяина хрущевских апартаментов от неожиданности бросило в краску. Хотя на этот счет у него и имелись свои, давно выработанные, аргументы. У власти и граждан, полагал он, был негласный консенсус. Мы закрываем глаза на то, как она ворует миллиарды, держа при этом в кармане фигу, в которую и зажаты те недоплаченные в казну медяки. Но власть так проворовалась, что дыры, возникшие в результате, закрывать было уже нечем. Вот и решила она повытряхивать все скрытое в кармашках. Но, изымая оттуда средства, вытащила заодно и наши руки, которые оказались сжаты тогда в кулаки. Так и произошла революция, после которой общество мечтало осуществить давнюю мечту Шуры Балаганова: чтобы все было по-честному. Но…
И тут в своих рассуждениях Андрей Витальевич неожиданно споткнулся. Получалось, что кто-то кого-то все-таки обманул. В поисках поддержки он поискал глазами помощи у жены, жарившей спорщикам оладьи. Но Валентина Викторовна уже давно благоразумно отмалчивалась. Лишь бы Верховная Рада проголосовала за пенсионную реформу, а то правительство сможет поднять пенсии не на три гривны, а только на одну. Сейчас же ее всецело занимала лишь одна свежая новость: про новые правила погребения. А насчет реформ она прочитала где-то один совет: взять мешок для мусора, пройтись с ним по квартире и собрать максимум ненужных предметов. А затем выбросить его и с радостью встретить перемены к лучшему. Так попали под раздачу носки ее супруга, разбросанные по комнате. Вот и ходит теперь Андрей Витальевич уже третий месяц на босу ногу.

Изображение0001 smal
А Тарас все не унимался. Видя растерянность хозяина, он решил, видимо, выложиться на все сто. «Нас постигла настолько глубокая реформа, что, говорят, золотые слитки и отдых на Сейшелах становятся для украинцев обыденностью. А ведь, как известно, слова могут материализоваться. Еще парочка таких заявлений и глядишь, Андрей Витальевич, уже и носки сможете себе купить наконец-то».
Старик округлил глаза от возмущения. Но опускаться на такой уровень диспута было выше его сил. Он встал и печально пошлепал к выходу, лишь на мгновение задержавшись в дверном проеме, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие: «Готовьте дополнительную тысячу, молодой человек. С первого числа плата за комнату поднимается».
Вслед за хозяином уныло поплелся и как-то враз поникший постоялец. Оладьи так и остались нетронутыми. Вот уж и вправду: все счастливые реформаторы счастливы одинаково, а каждый несчастный – несчастен по-своему…

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *