Польша. Национальный туристический портал
Подписка на журнал
Scan40001

Пересекая экватор


Иллюстрации: Кристина Ерёмина. Текст: Юлия Максимова 

Scan40001

Я часто думаю про Сизифа. Дрянь-человек был, богов обманул, вовремя не умер и в наказание все катит свой сакральный камень в гору, опять и опять. До вершины катит, до экватора, до точки отсчета. Тяжело ему: мухи, все бесит, повязка на нос съезжает – и так до самой вершины. А потом, приплясывая, бежит вниз с горы вслед за камнем – ну не может даже преступник совсем ничему не радоваться.

У каждого, я думаю, есть свой экватор. У студентов, например, третий курс. После третьего институт бросать обидно, хочется, но обидно – что там осталось-то. У кого-то экватор – второе ожерелье для любимой, тут и после первого-то подумаешь. А после второго – «она просто не умеет их готовить». Перешел свой личный экватор – и жизнь заиграла совсем другими красками, неважно какими, закопайте стюардессу обратно (с).

Вот, например, Петров, представитель вымирающей профессии инженеров, рассказал, как он превратился в циничного пузатого дядьку с определенным дуализмом во взглядах. Петров сочувствует оппозиции, хотя в душе типичный конформист и во всем винит свою маму. И вот почему. Много разнообразных лет назад к десятилетнему Петрову пришли в гости дети. Дети как дети: натоптали, накрошили, намусорили. Особенно на мамин любимый половик. Мама Петрова очень огорчилась. Накричала на Петрова, распахнула дверь в коридор и вытряхнула половик прямо в общественное парадное. Через две минуты в дверь позвонила бдительная старушка Макарова и, тыча перстом указующим в мусор, вопросила:
– М-м?

Мама Петрова сначала покраснела, потом побледнела, потом посмотрела на сына и говорит:
– Ай-ай-ай, Сережа (ну, допустим, Петрова звали Сережа), как тебе не стыдно?

Или вот еще, бухгалтер Иванова однажды строго одергивает свою пятиклассницу-дочь на предмет использования всуе неприличного слова «блин». Дочь поднимает свои чистые глаза на мать, которая пять минут назад хвалила по телефону свою подчиненную словами, оканчивающимися на -й, -дь, -да тупая с ушами, и говорит:
– Мама, семантическое свойство слова «блин» категорически отличается от семантического свойства слова «…дь».

Тут и сел старик. Дочь жалостливо посмотрела на уползшие в шапку брови Ивановой и вздохнула:
– Мама, вот кто бы говорил.

С тех пор Иванова тщательно следит за смыслами своих речевых оборотов. Коротко говоря, за семантикой.

Или вот, например, бывший старпом Карпов отмечает юбилей – пятьдесят лет практически безупречной жизни. Первые полчаса старпом пьет и ест только под тяжелым взглядом жены. В паузе между официантами поднимается и говорит как бы тост:
– Вот я вам расскажу сейчас про экватор. И пассаты. Пассаты по мере приближения к экватору затихают, и между ними начинается штилевая полоса. Вот ни…уя, ровно ни…уя не происходит!
– Игорь! – вскидывается жена старпома.
– И мне, – продолжает пьяный до изумления Карпов, – уже взрослому мужику, в этом ни…уе жить некомфортно!

Начинается беспощадный скандал с элементами гротеска, постепенно все затихает, только из-за кулис доносится сдавленный непобежденный крик старпома:
– Земную! Жизнь! Пройдя! До половины!

И вот представляю я, как Зевс однажды просыпается и говорит секретарю или секретарше, цыкая зубом:
– А как там этот, с камнем? Работает еще?

Секретарь бумаги проверяет свои и отвечает:
– А то как же! По расписанию – три тыщи лет как один рассвет.

Зевс (рассматривая маникюр):
– Ладно, передайте, чтоб заканчивал.

И где-то на краю сна бежит, пересекая свой экватор, прощенный Сизиф с криком:
– Вот я вам всем теперь!..

Дрянь-человек.

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *