Ekip Sport
Подписка на журнал
Miru_mir

Мир после победы


Текст: Олег Покальчук

Pokalchuk

Человек в состоянии представить себе лишь то, что он видел раньше. Какое чудище ни предложи ему нарисовать, даже в самом талантливом исполнении это будет коллаж из уже известных зверушек. То же самое касается и ангелов Господних. Тут, правда, воображение не в пример скуднее: получается нечто антропоморфное, без гениталий и в лебяжьем пуху.
Так и представления о будущем – это опрокинутое во времени дежавю.
Будущее без войны для подавляющего большинства людей – это всего лишь жизнь «как раньше». За вычетом всего того, что мешало им жить. Мешали жить все: козлы, налоги, НДС, дороги, возраст, курс гривны, глобальное потепление и далее по списку.
Вера в то, что каким-то невероятным способом прошлое можно вернуть, – основа атавистических представлений о мире, сродни колеснице Ильи-пророка как причине грома и мифам о золотом веке. Тем не менее она существует, успешно заменяя религию, поскольку в отличие от последней не требует выполнения каких бы то ни было правил и обязательств.
Это важно, потому что желание получить что-либо значительное, не прилагая к этому никаких усилий, не только атрибут народных сказок, на которых воспитывались многие поколения, но и часть национального характера, культурной иконой которого долгое время было изображение сущего бездельника и выпивохи казака Мамая.
Мысль о том, что будущее необходимо завоевать, была противна духу среднестатистического украинца. Из этой статистики, впрочем, следует вычесть как патриотов преклонных лет, всю жизнь посвятивших борьбе, так и рожденных в независимой Украине. У первых выбор борьбы был осознанным, у вторых – естественным.
То есть в принципе завоевать мы, разумеется, можем. Но лучше, чтобы это кто-то сделал за нас – Меркель с Обамой, ну что им жалко, что ли?
Основная масса народу консервативно устойчива в своих визиях «мира любой ценой», поскольку она совершенно уверена, что эту цену придется платить не ей. Кто заплатит? Да все остальные, какая разница – кто.
Поэтому будущее без войны этим замечательно экономным людям следует представлять себе в трех ракурсах.
Во-первых, будущее без войны, которое у них лично дома. Такое желудочно-кишечное будущее всегда изумляет безгранично скотским отношением к бытию, экзистенциальным вопросам жизни и смерти. Это когда снаряд «Града» разносит прямым попаданием соседнюю квартиру, а у вас «полюбэ» завтра душевная пьянка с праздничным фейерверком, ведь гости придут, неудобно отменять, все уже закуплено, не пропадать же добру, гуляем.
Во-вторых, будущее без войны в тех местах, где войну начинает видеть даже ОБСЕ – Организация безобидных слепых единорогов, забавно сочетающая в себе целомудренность, бесполезность и диковинность, – увечно и инвалидно. В тех местах оно будет обильно усеяно трупами и конечностями оголодавших несчастных дураков, отправившихся в леса за грибами и ягодами или в поля с коровами и козами. Карт минных полей не существует, да если бы они и были, человеческая глупость, в отличие от Вселенной, как полагал Эйнштейн, пределов не имеет. Молодежь пойдет туда же искать оружие и баловаться находками – с тем же результатом: «Мальчик в овраге нашел пулемет, больше в деревне никто не живет». Все это в Украине уже было массово после Второй мировой и продолжалось не одно десятилетие. Нет никаких оснований думать, что люди изменились, – лишь старое, ржавое взрывающееся и стреляющее железо сменилось новым.
В-третьих, будущее без войны в Украине – стране, которая официально так и не заявила, что она находится в состоянии войны, – означает для этого агрессивно-послушного большинства сугубую принудительность во всем. Начиная с мобилизации и заканчивая веерным отключением электроэнергии или чем другим. Противиться они не будут, ибо для сопротивления необходимо осмысление, а это уже переход в другую категорию – от населения к гражданам. И граждане – выживут. А вот ненахождение себя, жвачных, «в потоке» вызывает сильные неврозы, социальное следствие которых – непременный поиск виноватых в том, что река времени течет в неправильном направлении. Зеркало в процессе такого нравственного поиска обычно либо обходят, либо завешивают.
Проблема еще в том, что в истории человечества будущего без войн никогда не было. В начале ХХ века в Европе царит мир, все здравомыслящие люди утверждают, что войны невозможны, ну лишь на считаные недели, потому что глобальные финансовые рынки не могут вынести такого напряжения. Будущее прекрасно.
Двадцать лет спустя – континент в руинах, четыре империи и миллионы людей погибли. Но всем же понятно, что Германия раздавлена навсегда.
Еще через двадцать лет Советский Союз подписал договор с нацистской Германией. Великобритания в одиночку противостоит Германии, с точки зрения здравомыслящих людей, война закончена, судьба Европы предрешена.
Дальнейшая история, несмотря на ее яростное переписывание Россией, нам и миру все еще памятна. Оккупированная Европа поделена пополам между СССР и США, идет холодная война, Карибский кризис с угрозой ядерной войны, Вьетнамская война, проигранная США в 1980-м, Афганистан и так далее.
«Декорации, кажущиеся незыблемыми и долговечными, в любой момент истории могут поменяться с ошеломляющей быстротой, – писал футуролог Джордж Фридман. – Традиционным политическим аналитикам остро не хватает воображения. Они принимают мимолетные события за долговременные и не замечают глубинных».

Поэтому для Украины будущее без войны предполагает,
что она так или иначе должна через нее пройти.

Де-факто она сейчас в нее только вступает. Украинские политики, как дети, до последнего пытаются не употреблять «это самое слово», но если дерьмо называть какашками, запах от этого не изменится. А уж война – самое что ни на есть дерьмовое дело на свете.
Не будет никакого будущего после войны. Может быть лишь будущее, в котором война присутствует в той или иной степени, как локальный военный конфликт. Как тайная, холодная или еще какая. Как воспоминание, которое ярче настоящего.
Человек устроен таким образом, что норовит осознать все в рамках жизни собственного поколения, чтобы убедиться в достоверности происходящего. Но единственное, что можно сказать со всей очевидностью: старый мир только-только начинает рушиться, как башни-близнецы. А мы, Украина, даже не этаж в них, а парочка каких-то офисов, случайно попавших в кадр СNN благодаря ракурсу, свету и возможности через отдельный эпизод подчеркнуть общую драму.
Хочешь мира – готовься к войне. Хочешь будущего – защити настоящее. Будущее после войны предполагается только у тех, что осознанно идет на жертвы сегодня. И это не вопрос масштаба жертвенности, здесь не бывает плавающего обменного курса добрых дел на благодать и вечное спасение. Единственное, что точно котируется на рынке выживания, – это полная осознанность происходящего и осознанность личного выбора. Ориентироваться на коллективное принятие решений можно лишь при наличии права на ошибку, определяемого возможностью повтора попытки или личным капиталом, позволяющим за ошибку заплатить. В любой группе вы всегда будете приняты более желанно, если уже состоялись к этому времени, а не ищете, за чей счет это можно было бы сделать.
Это касается как любого гражданина Украины, так и самой нашей страны в мировом контексте. Не верьте миру, не бойтесь мира и не просите мира – и будущее наверняка будет принадлежать вам. Потому что оно всегда принадлежит победителям. Мир наступает лишь после победы.

cover_small

№3 2015

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *