Польша. Национальный туристический портал
Подписка на журнал
DSC_4529

Леонид Парфенов: Евреи, возможно, главные бенефициары ХХ века


Текст: Наташа Влащенко. Фото: предоставлены пресс­-службой Fedoriv Hub 

Поводом для визита Леонида Парфенова в Украину стала презентация его нового фильма «Русские евреи» – о знаковых фигурах минувшего столетия, внесших, по словам автора, огромный и неповторимый вклад в общий русский мир. А мы поговорили с российским журналистом не только о прошлом, но и о настоящем.

DSC_4529

Вы приехали в Украину с фильмом «Русские евреи». Мне в fb задали вопрос: «А что это за странное словосочетание „русские евреи“? Евреи не бывают русские, украинские или еще какие-то». Это спорно, но почему вы выбрали такую тему и действительно ли концепция такова, что русские евреи – фактически советские евреи, чтобы выжить в СССР, должны были ассимилироваться, стать такими, как все?

Нет, это не так. Можно то же и про английских евреев сказать или американских. Они «обамериканивались» не для того, чтобы выжить. Они хотели строить карьеру. Это веяние времени, зов времени.

Сделать карьеру – это тоже выжить в каком-то смысле.

Нет, это значит жить, это значит реализовать себя. В 17 лет одессит Лазарь Вайсбейн выигрывает конкурс куплетистов. Пробивает свою национальную скорлупу и не хочет оставаться первым парнем на деревне, он мечтает покорить Россию. Поэтому выбирает себе «возвышенный» русский псевдоним Утесов, поскольку Холмов, Горский и Скалов были уже заняты. И никогда об этом, я так понимаю, не пожалел, 70 лет прожил Утесовым.
И если вы уж говорите, что нет русских евреев или английских. А кто такой Чарльз Спенсер Чаплин? Никто же не забывал о его происхождении, он сам не забывал о происхождении, но он, конечно же, англо-американский актер, продюсер и режиссер, а не еврейский.
Это веяние ХХ века. Весь Голливуд 1930-х годов этнически прежде всего еврейский. Но все они реализовали себя как американцы. Что они – по субботам не работали, кашрут соблюдали? Нет, конечно. Они были космополитами. Ну или космополитами с еврейскими корнями. Мы все с какими-то корнями, но есть же общемировые дела, мировое ремесло. Было бы странно, если бы вы в этой студии в стиле хайтек вышиванки развесили.

Мы помним время, когда в СССР, который вроде бы был многонациональным государством, евреи были самой успешной нацией, потому что, судя по цифрам, в 1930-е годы среди руководящего звена НКВД, руководства правительства 45% было евреев.

В правительстве столько не было, в НКВД – смотря что считать руководящим звеном… В науке – да, советская физика почти вся вышла из Иоффе… Ну про это, собственно, и есть второй фильм. Вообще, евреи, несмотря на ужасы Холокоста, возможно, главные бенефициары ХХ века. Никогда за всю свою двухтысячелетнюю историю они так не влияли на мир – в физике или кинематографии, в СМИ или рекламе, в политике или бизнесе. И в большинстве своем эти карьеры они делали не как евреи, а как дети мира, не забывающие, конечно, о происхождении.
Мой фильм – это фильм русский и русского журналиста. Для меня важно и в русских евреях, и в русских грузинах, и в русских немцах – это три нации, которые особенно массово и ярко на разных этапах приходили в русскую цивилизацию, – то, что они внесли огромный и неповторимый вклад в этот наш общий русский мир.

Из России в последнее время уехало много людей, как и из Украины, кстати. Не напоминает ли вам это «исход», который был в начале прошлого века накануне больших потрясений? Есть ли ощущение тревоги?

Пожалуй, нет такого ощущения. Мы вообще живем в тревожное время, и вызовы у нас самые разные. Тревога есть скорее за то, что ни вы, ни мы не можем сказать, что вышли на какую-то дорогу, на которой уже ясно, как работает государство, государственные институты. Вот это, наверное, более беспокоит.
Уезжают или не уезжают в условиях, когда можно уезжать и возвращаться, когда отъезд, в отличие даже от дореволюционного времени, а уж тем более советского, это не отъезд с билетом в один конец. Это не имеет какого-то судьбоносно-жизненно-смертельного значения. Ну так можно, ну сяк можно – в конце концов, у человека жизнь-то одна. Ну не хочет человек биться тут за перемены, едет в благополучное место – кто его осудит за это?

Пожар, который уже три года никто не может остановить. На ваш взгляд, как можно прекратить войну, кто должен анализировать и делать выводы? Дипломаты? Журналисты? Или это должна быть армия, которая освободит территорию?

Не знаю, мне трудно судить. Понимаете, какая штука: здесь, про что ни заговорят, все сводится к тому: «Ну что вы хотите, у нас война». Мне кажется, это неправильно. Много раз уже приводился пример: Германия была расколота на неравные части и вообще стоял вопрос о сохранении государственности. ГДР отстаивала, что она и есть настоящая Германия, а ФРГ – жалкие реваншисты. Но немецкое экономическое чудо все расставило по своим местам. Если бы в этом, скажем так, соревновании между востоком и западом страны за людей, за их благополучие, успехи Украины были более существенными, глядишь, это создало бы совсем другую картину. Если бы Харькову, Киеву, Львову и Одессе позавидовали не только Луганск и Донецк, а даже Москва с Петербургом, может быть, это все не так бы воспринималось. А пока наоборот. Ну вот в Одессе карнизы уже 15 лет падают – их же не сепаратисты обломили?

В Украине очень болезненно воспринимают, когда люди, приехавшие из России, критикуют то, что здесь происходит.

Ну не спрашивайте тогда! Чего вы спрашиваете, если сами знаете, что у вас происходит, сами с усами и во всем разбираетесь? Почему вас интересуют мнения россиян? Почему вы оглядываетесь на реакцию Москвы или россиян, постоянно спрашиваете нас, как будто у каждого из нас фамилия Путин… Вы считаете, что не страшен контраст между нищетой и богатством в Украине? Я думаю, даже по международным рейтингам, есть индексы, когда сравниваются доходы самых богатых и самых бедных, здесь разрыв очевидно больше, чем в России. И да, низовая украинская коррупция, может, и побеждена, но ваши периодические коррупционные скандалы приводят в тягостное недоумение, потому что ты знаешь, как небогата страна и население. В России это еще можно понять, нефть-то у нас.

Как вы думаете, почему либеральная идея так и не смогла прижиться на территории постсоветского пространства и – самое главное – не была принята массами?

Значит, не готовы люди пока принять, не извлекли уроков из того, как бесславно рухнул социалистический проект, не поняли, что не надо нам больше туда ходить, что нужно заниматься своей жизнью, своей свободой, своими правами. Что нужно надеяться не на власть, а на себя. Значит, снова жизнь накажет.
В отличие от советского времени, сейчас гораздо больше возможностей для самореализации, многие сделали карьеры, организовали личные проекты, построили бизнес, заработали деньги… Другое дело, что мы не создали общественного проекта, работающих политических институтов, нет гражданского общества. И, конечно, это горько.

Так, может, прав Михалков, что на этой территории этого и не надо?

Нет никакой единой России, кроме той, что неспроста берется в кавычки. Перестаньте такие цитаты приводить.

Нет никаких проклятых территорий, никому ничего на роду не написано.

Вот эти все «где родился, там и пригодился» – это все из каких-то сословных представлений. Или: «Может ли сын генерала стать маршалом? Не может – у маршала есть свой сын». Это чушь собачья. Средневековье.

Украинское общество чрезвычайно политизировано, народ смотрит политические ток-шоу и бурно обсуждает события. Точно так же, как и в России, впрочем.

Они не политикой интересуются, а скандалами вокруг политики. Кто кому в морду дал в Раде – это не политика. И в общем, разочарование, которое всегда здесь слышишь от людей, дескать, мы решили, что все дошло до края и наконец-то наступят кардинальные перемены… Какие надежды были в 2004 году! Я здесь был после первого Майдана, брал интервью у Ющенко и помню, как они собачились с Тимошенко. Это политика? «О таком цирке мы мечтали?» – как говорилось в анекдоте.

Но то, что происходит в России, тоже не политика.

Да что вы мне рассказываете, что в России плохо, мы же с вами про Украину говорили.

Почему для доказательства того, что в Украине не так уж все плохо, вам нужно сказать, что в России и того хуже? Ради бога, успокаивайте себя этим. Это какой-то особый аргумент.

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram

  • Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *