Подписка на журнал
Аваков2

Арсен Аваков: Если мы хотим жить в цивилизованной стране, у государства должна оставаться монополия на силу


Текст: Наташа Влащенко. Фото: из открытых интернет-источников 

Аваков1

Об этом интервью с министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым мы договаривались несколько месяцев. Арсен Борисович не возражал против разговора, но был постоянно занят: срочное совещание, Кабмин до ночи, выезд в АТО… Однако в конце концов мы нашли время.

– Арсен Борисович, торговая блокада ОРДЛО длится уже полтора месяца. Сегодня была блокада Сбербанка России. Точнее, перформанс. Была блокада суда по делу Насирова. Как различить, когда это просто лоббистские истории, а когда пиар?

– Я всегда различаю, где политический перформанс, а где политическая позиция, где мирный процесс, а где ситуация, которая угрожает устоям. И речь не об устоях власти, которая непопулярна. Если на офицера СБУ бросаются с палкой и оказывают сопротивление, нужно применять силу. И если народный депутат выскакивает на рельсы, рискуя быть сбитым поездом, его останавливать или у него неприкосновенность? И таких вопросов у меня тысячи.

– Мне кажется, когда народный депутат шел в Верховную Раду, то он обещал нам блюсти закон и являться гарантом закона. Поэтому, если есть какие-то претензии к тому, что происходит в стране, идите прямо к президенту. Какой смысл выскакивать на рельсы, объясните мне.

– Правильно, принимайте законы. Я отвечу на ваш вопрос по Сбербанку России. Я считаю, что российские банки не могут работать в таких условиях в Украине, особенно государственные. Я призвал СНБО принять соответствующие решения. Думаю, мы этот вопрос законным образом урегулируем. Этот баланс между человеческой эмоцией, которая есть на улицах, и возможностью сделать по закону  – одна из главных текущих проблем нашего общества. Общество травмировано после Майдана, войны, экономических неурядиц.

– 11 марта вы встречались с Андреем Садовым и президентом. Президент пригласил его спонтанно. И можно было подумать, что вы договорились. А сегодня Садовый пишет пост о том, что прокуратура готовит представление на него.

– У нас была оговорена встреча с мэром Львова. Говорили на общеполитические темы.

– Говорили о блокаде?

– Да. Также обсудили проблемы по поводу вывоза мусора. Я выразил претензию, что у нас огромные мусоровозы вывозят мусор в Житомирскую и Запорожскую области. Просил, чтобы оформляли документы, куда они их везут, а не в поле под Запорожьем выбрасывали.

– О чем говорили с президентом?

– Был звонок от президента, он спросил, не хотите ли заехать. Мы и заехали. Садовый правильно написал в фейсбуке, что он больше слушал и вставлял междометия. Они беседовали о широком спектре политических проблем, никаких угроз не было.

– Реформа МВД. Не делали бы вы ее, не получали бы столько критики. В чем состоит ее суть? За эти два года создана Национальная полиция, и она, как вы обещали, должна выйти из-под контроля МВД.

– Чтобы стать самостоятельным органом, нужно, чтобы министр МВД был главным супервайзером и определял направление развития.

Мы приняли концепцию, что министр – политическая фигура. Он главный лоббист и супервайзер. Полицейский, в данном случае Князев, отвечает за свою профессиональную деятельность и за те основные реформы, которые мы ему поручаем. У нас кроме Национальной полиции есть Пограничная служба, Национальная гвардия, Миграционная служба, сервисные центры (МРЕО), Служба чрезвычайных ситуаций. Министр над ними – я. Я занимаюсь бюджетом, вопросами контроля, международных ситуаций и формирую их позицию.

Главная позиция – это не разбить их на кубики, а поменять ментальность. Каждый со своим законом, имея свою специфику, подчиняется мне.

– То есть вы не потеряли управление?

– Нет. Считаю, самые трудные времена уже пройдены.

– Значит, у государства остается монополия на силу, с вашей точки зрения?

– Если мы хотим жить в цивилизованной стране, у государства должна оставаться монополия на силу.

– Суха теория, мой друг, но древо жизни зеленеет. В стране сегодня миллионы единиц неконтролируемого оружия…

– …миллионы единиц оружия на руках зарегистрированы. Но и неконтролируемого тоже много. Преступность растет и количество преступлений растет, но это не показатель хорошей или плохой работы полиции. Это общий градус в обществе. Есть известная теория: уровень преступности зависит от цены на хлеб. Бедность государства – один из важных факторов.

– Хочу спросить о Вячеславе Аброськине – кто, на ваш взгляд, развернул кампанию против него?

– Это офицер, который в самые тяжелые моменты войны шел вперед. Работал в Севастополе, когда там все горело. Аброськин тогда вел себя достаточно резко и был готов идти в бой. После этого я послал его в Донецкую область… И выдержать такое давление и такой удар, как он… Он – враг номер один для всех сепаров, жесткий, неудобный мент.

Посмотрите на уровень преступности в Донецкой области, в Мариуполе. И ответьте, он хороший или плохой полицейский?

Что стоило Аброськину, когда его ударил по щеке так называемый ветеран, сказать: «Бей по второй»? И он подставил вторую. Я когда это увидел, я просто не мог себе представить, что это Аброськин. Это мера его выдержки. Поэтому дай бог, чтобы все были такие, как Аброськин. Может быть, все не надо. Но для Донецкой области это идеальный полицейский. И таких людей надо ценить, а не травить.

Аваков2

– Верховная Рада отклонила закон об антикоррупционных судах. Как вы считаете, они нужны нам?

– Мы несколько лет назад приняли реформу судебной системы и аплодировали друг другу, когда прописали ее в Конституции. И там есть определенные компетенции этих судов, как их переизбирать, перезагружать и так далее. А тут мы говорим: «Да-да-да, это все правильно, что мы делали системные вещи. А нельзя здесь сбоку организовать бантик – Антикоррупционный суд?» Может, и можно, но зачем мы принимаем глобальные вещи, чтобы потом сбоку нарисовать бантик?

– Янтарь, контрабанда, наркотрафик. Все это, как говорят, крышуют и МВД, и ВСУ, и СБУ…

– …заверяю вас, что высшее и среднее руководство полиции не замешано в схемах, о которых так любят говорить активисты и Саакашвили. Однако рентабельность этого, как и игорного, бизнеса такова, что вы можете отобрать  у них помпу, можете изъять игровые автоматы, но если эта помпа или игровой автомат работают пять дней, они окупают все затраты. То есть этот вопрос нужно регулировать на уровне закона.

Кабмин месяц назад выпустил постановление о регулировании ситуации на рынке добычи янтаря. Я надеюсь, теперь добычу янтаря организуют таким образом, что у нас выгоднее будет не копать «вчерную».

– Есть ли у вас политические амбиции? Говорят, вы можете стать премьером-министром…

– Мои политические амбиции находятся не в плане должности, а в плане реализации тех или иных доктрин. Например, сделать необратимыми реформы в полиции.

– Есть ли у вас другой паспорт, кроме украинского?

– Нет.

– Самая большая ошибка на посту министра?

– Было несколько компромиссов, на которые не нужно было идти. Например, в случае с Паскалом.

– Правда ли, что вы лидер «Народного фронта»?

– Нет.

– За что вы наградили жену Пашинского оружием?

– За активное участие в событиях на Майдане.

– Кто вам ближе по-человеческим воззрениям – Кива или Шкиряк?

– А вы кого любите больше –маму или папу?

– При массовых протестах дадите команду на разгон?

– Нет, у нас нет милиции Захарченко и внутренних войск Януковича. Массовый протест нужно решать диалогом и отставками.

– Что последний раз вас тронуло до глубины души. И что вас заставило плакать?

– Мы открыли зимой памятник под Киевом погибшим бойцам, и там выступила Таня Чорновил. В той могиле был ее муж, и то, что она говорила, тронуло меня до глубины души.

 

Подписывайтесь на канал «Публичные люди» в Telegram



  • Публикации по теме

    Новости от партнеров

    Оставить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *